Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Отношения в межвоенный период - 1939 г. По-соседски... Страны Восточной Европы: взаимные обиды и крах. По передачам иновещания и публикациям для заграницы из Чехии, Польши, Румынии, Венгрии и Словакии


В 2009-м, в год 70-летия с начала Второй мировой войны, правительственные информационные ресурсы (иновещание и многочисленные государственные пресс-бюро) разных стран распространили особенно много материалов с трактовкой событий предвоенного и военного периода и роли своих государств в тогдашнем политическом развитии.

В этом обзоре мы предложим несколько очерков с интерпретацией истории того периода не великих держав, а небольших государств Восточной Европы, и эти очерки будут касаться, главным образом, одного аспекта данной темы - взаимоотношений в тот период восточноевропейских стран между собой. Но не только.

Почему жертвы германской агрессии - Польша и Чехословакия не смогли выступить сообща против рейха; кто живет в регионе Тешин, который так возжелали, кроме рейха, еще две страны; о спасении румынами золота разгромленной Польши; как Румыния и Венгрия делили Трансильванию; Хорти и Антонеску: кто лучше; почему венгерский хортистский премьер застрелился из-за объявления войны против Югославии, но не забыл подписать приказ о нападении на нее; и по какой причине Словакия так скромна в критике Мюнхенского соглашения, который осуждают все другие.

Об этом и многом другом в нашем обзоре по материалам иновещания, публикаций министерств иностранных дел и историков Чехии, Польши, Румынии, Венгрии и Словакии, вышедших в последние годы.

ОГЛАВЛЕНИЕ ЭТОГО ОБЗОРА:

На стр. 1:

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: Жертвы германской агрессии - Чехия, Польша.

Почему они не захотели сообща бороться против рейха. И вожделенный Тешин

РАЗДЕЛ этой части: Чешский взгляд на отношения в межвоенный период между Чехословакией и Польшей и Тешин;

РАЗДЕЛ этой части: Польский взгляд на отношения в межвоенный период между Чехословакией и Польшей:

1. Польские извинения за Заользье (Тешин);

2. Заользье и Польша;

На стр. 2:

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: Румыния, Венгрия и Словакия: вместе с Гитлером

РАЗДЕЛ этой части: Румынский взгляд на межвоенный период и Румынию во Второй мировой войне:

1. Румыния: в поисках защиты от Венгрии и СССР;

2. Антонеску: военный преступник или патриот?;

3. Межвоенная Румыния спасает соседей: спасение от рейха польского золота и Венгрии от коммунистов;

4: Трансильвания и незаконный Венский арбитраж;

На стр. 3:

РАЗДЕЛ этой части: Венгерский взгляд на межвоенный период и Венгрию во Второй мировой войне:

1. Венгерское процветание в составе поздней Австро-Венгерской империи;

2. Национальные проблемы Австро-Венгрии как козыри в руках ее соперников - стран Антанты;

3: Трианон - раздел Венгрии против интересов венгров;

4. Межвоенная Венгрия – не диктатура, а консервативная демократия, которой запретили становиться монархией;

5. Трианон - причина всех венгерских несчастий того времени;

6. От «самоотвержения» к сотрудничеству с Гитлером, или страна, проигравшая две войны;

На стр. 4:

РАЗДЕЛ этой части: Румыния и Венгрия межвоенного периода и периода Второй мировой войны в вопросе преследования евреев;

На стр. 5:

РАЗДЕЛ этой части: Словацкий взгляд на межвоенный период и Венгрию во Второй мировой войне;

На стр. 6:

ПРИЛОЖЕНИЯ К ОБЗОРУ: Информации по теме: венгерский правитель Хорти, а также изгнание из Чехословакии немцев и венгров;

В наших АУДИОФАЙЛАХ в обзоре вы можете послушать некоторые записи радиопрограмм чешского, польского и румынского иновещания на русском языке, по которым частично составлен этот материал.



Продолжение обзора об отношениях в межвоенный и последующий период между восточноевропейскими странами. Начало здесь

Венгерский взгляд на межвоенный период и Венгрию во Второй мировой войне

 

Регент и правитель  Венгрии в 1920-1944 гг. Хорти (справа) и Карой Барта (Károly Bartha), министр обороны Венгрии в 1938-1942 гг.  Интересно, что Барта был отправлен решением Хорти  в отставку, как считается из-за своих прогерманских взглядов. После войны Барта жил эмигранции.

Регент и правитель Венгрии в 1920-1944 гг. Хорти (справа) и Карой Барта (Károly Bartha), министр обороны Венгрии в 1938-1942 гг.

Интересно, что Барта был отправлен решением Хорти в отставку, как считается из-за своих прогерманских взглядов. После войны Барта жил эмигранции.

Венгрия в настоящее время (2009 г.) является единственной из «исторических» восточноевропейских стран, не имеющих русскоязычного иновещания, как и иновещания вообще. (Радио Будапешт, работавшее на основных мировых языках, было закрыто в 2007 году). Так что по сравнению с активной информслужбой Румынии, Венгрия оказывается в проигрыше. Некоторые будапештские публикации для заграницы все же выходят, но они традиционно, согласно венгерской ментальности, отличаются гораздо более сдержанным и не таким эмоциональным тоном, в отличие, например, от румын.

 

Посмотрим, что пишут венгерские публикации о положении Венгрии в межвоенный период, имея виду вышеприведенные румынские обвинения, выдвинутые против внутренней и внешней политики хортистской Венгрии.

 

Страница из цитируемой здесь, среди прочего, венгерской брошюры «Краткая история Венгрии» из серии «Факты о Венгрии», выпущенной на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году.
Страница из цитируемой здесь, среди прочего, венгерской брошюры «Краткая история Венгрии» из серии «Факты о Венгрии», выпущенной на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году.

Венгерский взгляд 1: Венгерское процветание в составе поздней Австро-Венгерской империи

 

Многие проблемы Венгрии и территориальные споры межвоенного периода вытекали, как уже отмечалось выше, из особого привилегированного статуса Венгрии в Австро-Венгерской империи. Вот что пишет об этом статусе и проблемах, возникших у Венгрии после распада империи Габсбургов, венгерская брошюра «Краткая история Венгрии» из серии «Факты о Венгрии», выпущенная на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году:

 

«К середине 1860-х годов проигранные Габсбургами войны привели к международной изоляции Австрии. Ее казна была опустошена. В то же время надолго растянувшееся пассивное сопротивление поколебало экзистенциальные (бунтарские) основы даже венгерской верхушки. Созрела обстановка для компромисса. По инициативе «мудреца отечества» (венгерского политика) Ференца Деака начались переговоры, в результате которых в 1867 году было заключено соглашение о преобразовании Габсбургской империи в дуалистическую монархию Австро-Венгрию.

 

Две равноправные части монархии — Австрия и Венгрия — получили полный суверенитет во внутренних делах. Их парламенты были самостоятельными законодательными органами, но издаваемые ими законы должны были быть окончательно одобрены австрийским императором и венгерским королем Францем Иосифом I. Претворялись законы в жизнь под руководством двух различных правительств. Общими остались финансы и армия. Единой была и внешняя политика. Для двух доминантных национальных групп империи — венгров и австрийцев-немцев — соглашение означало возврат к конституционности и завоеваниям революции 1848 года.

 

Последовавшие за этим полстолетия привели к невиданному дотоле в венгерской истории экономическому и культурному подъему и политической стабилизации. Почти 50 лет функционировала современная парламентская система, правда, в консервативных рамках: при узком избирательном праве, все труднее поспевая за требованиями, выдвигаемыми мобильностью общества, не уделяя должного внимания запросам национальных меньшинств в обеих частях монархии. Национальные меньшинства, страдавшие от закостенелости существующей системы, начали с ней борьбу. Возникновение самостоятельных балканских государств (входивших до этого в Османскую империю — Прим. Portalostranah.ru) оказало на южнославянское и румынское население Австро-Венгрии магнетическое действие, вселив в них надежды на будущее.

 

К началу века в политике стали обнаруживать себя кризисные явления, однако благодаря все растущему материальному и духовному благосостоянию даже для тех, кто непосредственного участия в политической власти не принимал, им не придавалось важного значения. В «счастливые мирные времена» благодаря начавшейся промышленной революции Венгрия за короткий промежуток из отсталой аграрной страны превратилась в быстро развивающуюся аграрно-промышленную. Национальный доход возрос в три раза. Городское население составляло теперь не 10% всего населения, а уже одну треть. По тем временам Венгрия располагала современной инфраструктурой, а ее культура переживала период расцвета. Выставка 1896 года, организованная в Будапеште по случаю тысячелетия обретения венграми европейской родины, отразила эти завоевания», пишет венгерская официальная публикация «Краткая история Венгрии», выпущенная на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году.

 

Венгерский взгляд 2: Национальные проблемы Австро-Венгрии как козыри в руках ее соперников — стран Антанты

 

И далее вышеуказанная венгерская правительственная брошюра пишет:

 

«Конец процветанию был положен первой мировой войной. Национальные проблемы Австро-Венгрии стали козырем в руках ее соперников — стран Антанты, которые давали приют национальным советам эмигрантов из числа национальных меньшинств, проживавших на территории Австро-Венгрии, считая их своими союзниками. К осени 1918 года было очевидным, что войну Австро-Венгрия проиграла. Непосредственная опасность угрожала и территориальному единству исторической Венгрии: Румыния заявила о своих претензиях на Трансильванию, формирующаяся Югославия требовала себе южную, а Чехословакия — северную часть Венгрии.

 

В критической ситуации в октябре 1918 года в Будапеште разразилась революция. Была провозглашена буржуазная республика, президентом которой стал симпатизировавший Антанте граф Михай Каройи. Нанесенные проигранной войной раны, развал экономики, нападение стран Малой Антанты — чтобы справиться со всем этим, начатых общественных реформ было недостаточно.

 

На скорую руку подготовленные большевистские агитаторы из числа бывших венгерских военнопленных, возвращаясь на родину из русских лагерей, разжигали и без того глубокое недовольство масс. В марте 1919 года правительство Каройи, оказавшееся в безвыходном положении, передало власть Венгерской советской республике, во главе которой стал большевик Бела Кун. В короткий (трехмесячный) период существования эта республика не только продолжала бороться за территориальную неприкосновенность Венгрии, но и путем национализации и революционного террора пыталась осуществить собственную программу. Падение Венгерской советской республики было вызвано не контрреволюционными силами, объединившимися под руководством Миклоша Хорти, а интервенцией чехов и румын.

 

В результате выборов, проведенных после кратковременной румынской оккупации и белого террора, пришедшего на смену красному, было созвано национальное собрание, которое формально восстановило королевство и избрало правителем Миклоша Хорти. В июне 1920 года венгры подписали в Трианоне Версальский мирный договор. Новый режим был вынужден принять продиктованные договором условия, а значит, и свершившимся фактом распад исторической Венгрии.

 

Венгрия эпохи дуализма с ее национальными проблемами и политическим консерватизмом, канула в лету, но режим, узаконенный Версальским мирным договором, не только не устранил этнической напряженности, но и раздробил также хорошо функционировавшую единую экономику и культуру, хотя именно это единство играло важную роль в «содержании равновесия власти в Европе. Раздробленная экономика с трудом возвращалась к жизни», пишет брошюра «Краткая история Венгрии» из серии «Факты о Венгрии», выпущенная на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году.

 

Венгерский взгляд 3: Трианон — раздел Венгрии против интересов венгров

 

Если Румыния считала несправедливым Венский арбитраж, о котором много говорилось в «румынском» разделе этого обзора, то венгры считали как раз несправедливым Трианонский договор, пересмотренный позднее Венским арбитражем. (Трианонский договор, заключенный в Галерее Котелля Трианонского дворца бывшего королевского комплекса в Версале иногда называют Версальским). Венгерская правительственная брошюра «Краткая история Венгрии» продолжает:

 

«В Трианонском мирном договоре право наций на самоопределение было истолковано односторонне и совсем не в интересах Венгрии: страна утратила две трети своей территории и более половины населения. В отличие от новых соседей Венгрия стала почти гомогенной национальным государством, в то время как треть населения венгерской национальности — более трех миллионов венгров — разделила судьбу национальных меньшинств в соседних государствах сформированных на отторженных территориях.

 

Все это неблагоприятно повлияло на развитие раздробленного хозяйства, но определило будущее страны и в политическом аспекте: в период между двумя мировыми войнами оказалось, что ни одна из (венгерских) политических сил, стремившихся к успеху, не могла отказаться от мысли ревизии границ, установленных Версаль мирным договором», пишет венгерская публикация.

 

Венгерский взгляд 4: Межвоенная Венгрия — не диктатура, а консервативная демократия, которой запретили становиться монархией

 

И далее этот источник указывает: «Сохранивший существенные злементы парламентаризма режим Хорти, несмотря на это, был глубоко консервативным. Его реформы мало способствовали модернизации отсталой общественной структуры. Однако благодаря способностям таких выдающихся политических деятелей как Пал Телеки или Иштван Бетлен, к концу 1920-х годов произошла политическая консолидация. Удалось достигнуть некоторого роста экономики. Более того, даже вырваться из оков внешнеполитической изоляции. В Венгрии стали лелеять надежду на возможность хотя бы частичной ревизии мирным путем. Однако мировой экономический кризис на пороге 1930-х заставил отказаться от подобных надежд», пишет венгерская правительственная брошюра «Краткая история Венгрии», 1996 год.

 

Итак, несмотря на обвинения хортистской Венгрии в недемократичности в стране почти до самого конца Второй мировой войны функционировала парламентская демократия, Правда, в стране существовал закон от 1921 года о поддержании порядка в государстве и обществе, который несколько ограничивал легальный спектр политических сил. Но что интересно, по этому закону на тюремные сроки в межвоенный период были осуждены политики противоположного направления — два диктатора будущей Венгрии — коммунист Матьяш Ракоши и фашист Ференц Салаши. Также в стране действовала своеобразная система выборов, допускавшая наряду с тайным голосованием, т.н. открытое.

 

Тем не менее, и к началу 1940-х годов в стране допускались манифестации противников режима, а в парламенте заседали оппозиционеры. Но правительства становились от выборов к выборам все более консервативными — и из-за ограничений, внешнеполитического давления и предпочтений самих венгров.

 

Закончилось это все это прямой оккупацией страны Германией в 1944 году и приходом к власти фашисткой партии под руководством Салаши при безвластии Хорти — адмирала без флота, как его иронически называли в упоминаемых нами румынских правительственных публикациях. Действительно, в сухопутной Венгрии не было военно-морского флота, и титул адмирала Хорти сохранял в память о своем командовании Австро-Венгерским императорским флотом в Адриатике, как и титул регента в отсутствии монаха.

 

Но если морской флот в силу отсутствия моря Хорти Венгрии вернуть не мог, то монарха не захотел возвращать. Вот как об этом пишет фундаментальный труд венгерских историка Ласло Контлера «История Венгрии», написанный в 1999 году и вышедший в 2002 году и на русском языке при участии близкого к венгерскому государству «Венгерского фонда переводов венгерской литературы»:

 

«Правительство Телеки было вынуждено уйти в отставку в связи с королевским вопросом». Сам Телеки был легитимистом, т.е. сторонником реставрации монархии, однако многие представители Партии мелких сельских хозяев, входившей в правительственную коалицию, выступали за свободные выборы всех должностных лиц государства. Перегруппировка политических сил по этой дилемме началась даже прежде, чем Карл IV предпринял свою неудачную попытку вернуться венгерский трон. Уверовав в то, что его поддерживают определенные политические круги Франции и Ватикан и что в самой Венгрии почва уже готова, он в 1921 г. на Пасху вернулся из своего швейцарского убежища и тотчас же провел переговоры с Телеки, а затем и с Хорти, который всегда поддерживал наследственные права Карла, однако сейчас отказался отдать власть. Когда стало известно, что соседние государства, опасаясь восстановления династии Габсбургов, объявили у себя военную мобилизацию, Карлу, который, по-видимому, лелеял планы серьезных социальных реформ, ничего не оставалось, вновь покинуть страну. Через неделю после его отъезда Телеки посчитал необходимым подать в отставку, и его должность 14 апреля 1921 г. досталась Бетлену, которому суждено было продержаться более десяти лет.

 

Новому премьер-министру пришлось пережить первое испытание октябре того же года, когда бывший монарх во второй раз попытался совершить государственный переворот. На сей раз Карл IV решил не бедовать с Хорти. Его самолет приземлился на территории, которую оспаривали между собой Австрия с Венгрией и которая находилась под военным контролем преданных ему офицеров-легитимистов. Эта «королевская армия» 22 октября 1921 г. на поезде отправилась в сторону венгерской столицы, но уже на следующий день была рассеяна регулярными венгерскими войсками, срочно собранными правительством под командованием Гёмбёша. Бой произошел неподалеку от Будаерша, западнее Будапешта. Карл и его супруга Зита были задержаны и переданы командующему британской флотилией на Дунае. Затем сослали на Мадеру, где шесть месяцев спустя и умер последний венгерский король.

 

Этот инцидент опять дал повод новым соседям требовать ужесточения мер против Венгрии, но на сей раз великие державы лишь настояли на процедуре официального свержения династии Габсбургов. Венгерское Национальное собрание в специальном постановлении от 6 ноября 1921 г. выполнило это требование.

 

Попытки короля совершить государственный переворот от оказались последними ощутимыми толчками «землетрясения», непрестанно сотрясавшего Венгрию все (предыдущие) годы. Их провал способствовал процессу консолидации венгерского общества и укреплению его международной позиции по схеме Бетлена. После официального процедуры низложения Габсбургов и окончательного урегулирования всех спорных пограничных вопросов не оставалось никаких препятствий для вступления Венгрии в Лигу Наций в сентябре 1922 г. Неудачи Карла подорвали легитимизм как политическую силу, и его лот — Объединенная христианско-национальная партия вскоре полностью распалась. Бетлен с одобрения Хорти принялся за осуществление плана по созданию влиятельной партии власти. С этой он целью намеревался укрепить консервативное аграрное крыло Партии сельских хозяев и самому завоевать там влияние. В январе 13 Бетлен вместе с группой своих сторонников вступил в эту партию...

 

Одновременно Бетлену удалось договориться с руководителем Социал-демократической партии, заключив так называемый пакт Бетлена—Пейера, по которому последний согласился не пропагандировать республиканизм, не заниматься организаторской деятельностью среди государственных служащих и сельскохозяйственных рабочих, а также не прибегать к политическим забастовкам. Взамен Социал-демократическая партия. присутствие которой в Национальном собрании Бетлен считал крайне ваш внутреннего спокойствия страны и хорошего ее имиджа за рубежом, приобрела существенно большую свободу действий. В качестве последнего штриха, завершавшего обустройство венгерской политической мизансцены в соответствии с планом Бетлена и его концепцией «консервативной демократии», в марте 1922 г. был обнародован новый избирательный закон, уменьшавший долю граждан страны с правом голоса с 40 до 28%. По этому показателю Венгрия приближалась к государствам Юго-Восточной Европы и к наиболее консервативным странам Западной Европы, таким, как Франция или Бельгия, что было еще хуже, так это распространение в Венгрии почти повсеместно, за исключением столицы и семи крупнейших городских беспрецедентной для всей Европы практики открытого голосования. Это означало, что только один из пяти депутатов был избран путем тайного голосования...

 

Бетленская Партия единства (образованная на основе Партии мелких сельских хозяев) набрала 60% голосов, очень облегчавших жизнь ее лидерам в парламенте, причем среди ее депутатов теперь была лишь малая часть сливших в прошлый состав депутатского корпуса. Таким образом, политика консолидации, проводившаяся Бетленом, привела к создано относительно устойчивой политической системы, просуществовавшей вплоть до гитлеровской оккупации страны в марте 1944 г. Венгрия стала парламентским государством с сильными элементами авторитаризма и при гегемонии в политической структуре партии власти что имело следствием антидемократическое использование институтов, сохранившихся в стране с либеральной эры. Правительство признало законную оппозицию, состоявшую из левого крыла социал-демократии, буржуазных либералов и обновленной после 1930 г. Партии мелких сельских хозяев. Правая оппозиция была представлена различными группами христианских социалистов и правыми радикалами, в частности «защитниками расы»... Однако основная борьба политических взглядов и интересов происходила не на сессии парламента, а во время проведения конференций правящей партии, так как ее решения редко когда могли быть изменены оппозицией...», пишет Ласло Контлер в своей «Истории Венгрии» 1999 года.

 

О жизни адмирала Хорти см. здесь

 

Венгерский взгляд 5: Трианон — причина всех венгерских несчастий того времени

 

Согласно утверждениям венгерских историков, именно несправедливый Трианонский договор 1920 года и венгерские попытки его пересмотреть были причиной всех несчастий Венгрии последующей четверти века. И именно он привел к краху венгерского государства в 1945-м.

 

Как пишет вышеназванная венгерская правительственная брошюра «Краткая история Венгрии» 1996 года, «рецессия (1930-х) завершила процесс раздробления экономического, общественного и культурного единства в бассейне Дуная, начатый Версальским мирным договором, стимулируя к национальной замкнутости, она проторила путь политическому экстремизму и в возникшем политическом вакууме облегчила проникновение крупных держав, проявлявших серьезную заинтересованность в отношении этой территории. Для Beнгрии, обвинявшей во всех бедах Трианонский договор и мечтавшей о его ревизии, наиболее очевидными были тесные связи с Германией и Италией.

 

Наградой за присоединение к странам пресловутой оси после начала нацистской агрессии было возвращение Венгрии ее бывших земель на территории Чехословакии и Румынии (1938-1940). Однако эта подачка лишила страну возможности остаться в стороне от участия во второй мировой войне и в нападении на Югославию в 1941 году.

 

В войну с Советским Союзом венгерское правительство вступило более охотно, но в то же время, особенно после тяжелых потерь на восточном фронте, традиционная венгерская элита, с самого начала питавшая смешанные чувства по отношению к нацизму, начала искать возможности соглашения с западными державами. Узнав об этих попытках «сомневающегося приспешника», Германия 19 марта 1944 года осуществила военную оккупацию Венгрии. Заставив марионеточное правительство провести депортацию преобладающей части еврейского населения, Гитлер провалил попытку Хорти выйти из войны и открыл путь венгерскому фашизму, дикому разгулу нилашистов. (Нилашисты — участники венгерского фашистского движения — «Партии скрещенных стрел». В отличие от Румынии, где король Михай арестовал фашистское правительство Антонеску, венгерскому регенту Хорти не удалось перейти на сторону антигитлеровской коалиции. Когда он попытался это сделать, начался мятеж профашистского движения под руководством Салаши — «Партии скрещенных стрел», которые захватили в заложники сына Хорти. Хорти сдал власть и позднее эмигрировал в Австрию, а затем в Португалию. СССР и другие союзники по антигитлеровской коалиции не требовали его выдачи после войны. Подробнее смотрите в нашей информации по теме по «Хорти — последний причал адмирала» в конце этого обзора. Прим. Portalostranah.ru).

 

В результате победоносного продвижения Красной Армии вся страна превратилась в поле военных действий. К весне 1945 года после полного поражения старый режим был свергнут, более того: Венгрия утратила суверенитет. На территории лежавшей в руинах страны были дислоцированы миллионные оккупационные войска. Их командование обещало обеспечить право на самоопределение, хотя, как стало вскоре известно, великие державы еще на Ялтинской конференции 1943 года решили судьбу Венгрии: вместе с соседними с ней странами она была отнесена к «сфере советских интересов», писала «Краткая история Венгрии» из серии «Факты о Венгрии», выпущенная на русском языке Министерством иностранных дел этой страны в 1996 году

 

Другая современная правительственная венгерская публикация «Венгерская Республика» от 1994 года описывает венгерскую трагедию Второй мировой войны и причины союза Венгрии и нацистской Германии так:

 

«Правительство (Венгрии) было вынуждено в 1920 году подписать трианонский мирный диктат. Так как при определении границ государств-наследников победители руководствовались военно-стратегическими соображениями, треть венгерского этникума оказалась за границами страны. Вместе с территориальными потерями (страна была вынуждена отказаться почти от 70 процентов своей бывшей территории) Венгрия осталась и без доступа к сырьевым источникам. Эти исторические факты, в целом, и определяли политику регента Миклоша Хорти. Авторитарное, консервативное правительство неверно оценило соотношение сил: не будучи фашистским, оно встало на сторону Гитлера, надеясь вернуть какую-то часть утерянных после 1 мировой войны территорий. В период с 1938 по 1941 годы это даже частично удалось, но Венгрия вступила во Вторую мировую войну на стороне фашистской коалиции. В 1944 году немецкие войска оккупировали страну, и после неудачной попытки выйти из войны в октябре 1944 года к власти пришла крайняя правая партия «Скрещенные стрелы». Венгрия оказалась в нижней точке своей истории. Венгрия стала плацдармом наступления на Германию.

 

В декабре 1944 года в Дебрецене сформировалось новое венгерское правительство. Этот город в Восточной Венгрии к тому времени был уже освобожден. В феврале 1946 года была провозглашена республика, а ровно год спустя, в феврале 1947 года, представители венгерского правительства подписали в Париже мирный договор, восстановивший границы 1938 года — практически, трианонские границы», напоминала венгерская правительственная брошюра на русском языке «Венгерская Республика» ,1994 год.

 

А Ласло Контлер в «История Венгрии» 1999 года пишет о взаимосвязи Трианона и пассивности венгров в борьбе с рейхом:

 

«В апреле 1944 г. в Англии был образован Венгерский совет в который вошли эмигрантские организации венгерских демократов, руководимых водимых Михаем Каройи. Своей целью Совет провозгласил создание независимой и демократической Венгрии, имеющей дружеские отношения со всеми в равной мере обновленными после войны соседними государствами. Однако Совет практически не имел никаких контактов с родиной и не оказывал никакого влияния на ход событий в стране. В мае 1944 г. независимая Партия мелких сельских хозяев, Социал-демократическая партия, Национально-крестьянская партия и легитимистский Альянс креста апостолов создали Венгерский фронт в качестве подпольного движения сопротивления.

 

Призывы к народу Венгрии начать повсеместное массовое восстание против немецких властей и венгерских нацистов в основном остались неуслышанными. Помимо страха перед тотальными репрессиями, а также смутного чувства благодарности за помощь, оказанную при исправлении несправедливого Трианонского договора, которое многие еще испытывали по отношению к Германии, отсутствие движения, сопоставимого с французским, польским или югославским сопротивлением, обусловливал также отвращением венгров к Красной Армии и советской системе, проявлявшимся при любом упоминании коммунистов.

 

21–22 декабря 1944 г. в Дебрецене было сформировано Временное национальное правительство (состав его был ранее подготовлен в Москве). Кабинет возглавил Бела Далноки Миклош — один из немногих служивших Хорти генералов, который перешел октября на сторону советских войск. Состав правительства являлся коалиционным, в нем в равной мере были представлены все основные венгерские партии. На деле, однако, официально беспартийный Эрик Молнар и Ференц Эрдеи, назначенный на ключевую должность министра внутренних дел, обеспечивал перевес прокоммунистических сторонников в правительстве», пишет Ласло Контлер в «Истории Венгрии» 1999 года.

 

Таковы общие исторические контуры, описывающие влияние Трианонского договора на действия властей хортистской Венгрии. Несмотря на то, что первые десятилетия после подписания трианонского договора преобладающей линией в венгерском руководстве стала т.н. позиция «самоотвержения», т.е. честного выполнения навязанных стране, по мнению венгерских политиков, вопреки всем понятиям о справедливости обязательств по версальским соглашениям, окружающие страны не очень то верили Будапешту и фактически страна оставалась на положении изгоя.

 

Венгерский взгляд 6: От «самоотвержения» к сотрудничеству с Гитлером, или страна, проигравшая две войны

 

Т. к. Венгрия, наряду с Германией была одной из основных стран, проигравших в Первой мировой войне, это отличало ее от Румынии, которая фактически тогда была в рядах победителей. Здесь хочется, объединив некоторые из ранее упоминаемых фактов и приведя новые, сказать несколько слов о схожих финалах венгерского и румынского путей развития в конце межвоенного периода при разных стартовых условиях в начале этого временного отрезка.

 

Неудивительно, что Будапешт в итоге оказался в альянсе с Германией, которая также несла все тяготы своего поражения в Первой мировой войне и также фактически была изгоем. Более неожиданным является то, что Румыния в итоге оказалась на стороне нацистской Германии в одной «лодке» с Гитлером и Хорти.

 

Румынские историки обычно обвиняют в этом своего бездарного короля Кароля Второго, который в межвоенный период проводил политику на подавление существовавших в Румынии демократических институтов, а позднее, уже будучи абсолютным правителем, не решился противостоять СССР в территориальных притязаниях, и в тоже время «просмотревшего» момент, когда Германия и Италия приняли сторону Венгрии в вопросе Трансильвании. (В 1940-м страны Оси просто предложили Румынии «пересмотреть» свою политику в отношении Трансильвании и вывести оттуда войска).

 

В результате всех этих обстоятельств Румыния очень быстро превратилась из умеренной прозападной демократической страны с неплохими территориальными приобретениями, полученными в ходе победы в Первой мировой войны, в страну-изгоя, такую же как и межвоенная Венгрия, от которой оторвали куски территории, и которая имеет такое же, а после и более оголтелое, недемократическое правительство. Забавно, что после бегства из страны Кароля Второго, испугавшегося возмущения румын из-за потери Трансильвании, даже внешние обстоятельства венгерского и румынского режимов стали похожи. И там и там правили от имени короля: но в Венгрии его вообще не было, а в Румынии он был еще малолетним. Но Венгрия стала изгоем еще в 1918-м — ведь она проиграла две войны. Ласло Контлер «История Венгрии» в своей «Истории Венгрии» 1999 года пишет о положении Венгрии в межвоенный период:

 

«Внешняя политика страны, которая, не успев оправиться от революций, сразу оказалась в положении подсудимого, ожидающего суровый приговор, напоминала действия сбитого с толку человека. Поскольку неприемлемость условий (трианонского) мирного договора была очевидной, Венгрия столкнулась с необходимостью выбора между двумя абсолютно взаимоисключающими линиями поведения. Так признав послевоенные границы, она могла выбрать путь интеграции в новую политическую систему Европы, завоевывать расположение великих держав и проводить политику разрядки напряженности по отношение к своим соседям. Или же, напротив, — задаться целью силой восстановить — полностью или частично — довоенное положение, встав на путь военного сотрудничества с другими государствами, с проигравшими Первую мировую войну.

 

К Венгрии на международной арене относились с большим подозрением и даже враждебностью. Не помогали ни противоречивые явления, ни акции, на которые, кидаясь из крайности в крайность, шло министерство иностранных дел в первые месяцы правления Хорти. Еще с большим предубеждением к Венгрии стали относиться после попыток Карла IV вернуть себе трон. Вследствие этого в 20–21 гг. Чехословакия, Румыния и Югославия подписали двухсторонние договоры о взаимопомощи, которые в совокупности состава Малую Антанту — оборонительный союз под эгидой Франции, предназначенный для сохранения послевоенного статус-кво в Центральной Европе. Поскольку отношения с Австрией были омрачены территориальными спорами, все контакты с Германией ограничивать связями венгерских правых радикалов с бойцами генерала Эриха фон Людендорфа. Надежды установить связи с Польшей рухнули в марте 1921 г., когда она предпочла подписать союзнический говор с Румынией. В такой ситуации Бетлену пришлось временно подчиниться силе обстоятельств, сложившихся столь неблагоприятно для Венгрии. Да и в самой Германии господствовавшей стала политика «приспосабливания», инициированная в 1923 г. Густавом Штреземаном. Этой же тактики придерживался и Бетлен, хотя навал ее позицией «самоотвержения», навязанного стране в суровое время вопреки всем понятиям о справедливости. Новая внешнеполитическая линия по достоинству была оценена за рубежом: Венгрию приняли в Лигу Наций и выделили ей заем на реконструкцию, хотя и на условиях дополнительного ограничения ее суверенитета, поскольку уже новые, финансовые, наблюдатели присоединились к тем, кто по условиям мирного договора осуществлял контроль венгерским вооружением.

 

При всем при том Венгрии не так-то просто было даже нормализовать отношения со своими новыми соседями, не говоря уже о большем. Однако, уверовав в ничем не обоснованные иллюзии, будто венгерские симпатии словацкого и русинского населения на территории бывшей Верхней Венгрии вскоре облегчат возврат стране этой провинции, правительство не обращало особого внимания на укрепление отношений с Прагой. Инициативы (главы Чехословакии) Масарика, в приватных беседах признававшего, что Венгрия должна бороться за справедливый пересмотр Трианонского договора, не были подхвачены венгерскими политиками.

 

Трансильвания в истории Венгрии и в венгерском национальном сознании всегда играла такую большую роль, что ее утрата воспринималась с особой болью, и о дружественных отношении Румынией не могло быть и речи. Переговоры 1925–26 гг. об установлении добрососедских отношений с Югославией, которые бы открыли доступ Венгрии к портам Адриатического моря и гарантировали обеим странам взаимный нейтралитет в случае вооруженного конфликта с третьей стороной, ни к чему не привели из-за отрицательного к ним отношения со стороны Хорти, а также возражений Италии и стран, входивших в Малую Антанту.

 

Отношения Венгрии с coceдними государствами осложнялись еще и ситуацией с проживающими там венгерскими национальными меньшинствами. Даже в Чехословакии, где более или менее демократические общественные структуры обеспечивали защиту интересов венгерской диаспоры, политика ассимиляции тем не менее давала о себе знать. В Румынии и в Югославии венгры подвергались дискриминации в процессе проведения земельной реформы; их заставляли переселяться по произволу властей, корректировавших этнический состав населения в том или ином регионе; им все труднее было обучать своих детей на родном языке культурные общества, театры и газеты под любым предлогом закрывались.

 

В первой половине 1920-х гг. активность венгерской внешней политики была весьма ограниченной. Глубокие идеологические и политические разногласия помешали установлению более интенсивных отношений Венгрии и СССР — самым нелицеприятным и жестким критиком парижского мирного соглашения. В течение всех этих (межвоенных) лет (венгерское)правительство возлагало надежды на сулившее облегчение ее участи сотрудничество с державами-победительницами, особенно с Великобританией (после того как Франция всецело поддержала Малую Антанту) Однако к середине 1920-х гг. британское правительство почти утратило свой прежний интерес к делам Центральной Европы.

 

(Постепенно в Венгрии) усилилось, причем вполне обоснованно, разочарование в возможности приспособиться к условиям мирного соглашения, а к началу 1927 г., когда Венгрию покинули финансово-экономические и военные наблюдатели из Антанты, она почувствовала облегчение и, подобно остальным странам, проигравшим Первую мировую войну, тотчас же стала нарушать пункты мирного договора, ограничивавшие ее вооружение. Тогда же она ответила а инициативу Муссолини, которому был нужен союзник против Югославии. Италия имела к ней территориальные претензии, и укрепление Югославии на берегах Адриатики стало одной из основных причин ее недовольства послевоенным устройством.

 

Венгеро-итальянский договор о дружбе и арбитраже, подписанный 5 апреля 1927 г., покончил не только с изоляцией Венгрии на международной арене, но и с проводившейся ею политикой «приспосабливания», пишет Ласло Контлер в «Истории Венгрии» 1999 года.

 

Позднее Венгрия окончательно примкнула к странам Оси, пытаясь решать свои территориальные вопросы уже в ее рамках. Тем более, что вскоре она оказалась окруженной почти со всех сторон странами прогерманской коалиции. Венгрия, в общем, одобрительно встретила аншлюс Австрии, надеясь на удовлетворение своих территориальных претензий в этой стране.

 

Затем было участие Венгрии в вооруженном наступлении на Югославию, чье правительство первоначально стало союзником Гитлера, но потом передумало.

 

Ласло Контлер отмечает по этому поводу в своей книге:

 

«Когда Гитлер окончательно решил покончить с Югославией, он добился от Италии и Болгарии согласия участвовать в войне против Югославии.

 

От венгерского правительства он потребовал обеспечить транзит немецких войск, также рассчитывая, что Венгрия пошлет свои войска, пообещав ей за это южные территории, аннексированные по Трианонскому договору, венгерские руководители столкнулись со сложной дилеммой. Они либо принимают условия Германии, нарушая договор (договор о вечном мире и постоянной дружбе, который Венгрия все же подписала с Югославией, рассчитывая на поддержку последней в спорах с Румынией. Прим. Portalostranah.ru) и навлекая на себя гнев западных держав за возврат почти миллиона венгров, проживавших в этих провинциях, либо отвергает их, сохраняя симпатии демократических держав, но бросая вызов своему могущественному союзнику и подвергая тем самым страну угрозе немецкой оккупации. Причем они сами, как и широкие круги венгерского общества, были убеждены, что имеют полное право вернуть родину своим бывшим согражданам, а ультраправые этого неистово требовали.

 

(Премьер Венгрии) Телеки не выдержал бремени моральной и политической ответственности (за нападение на Югославию). Оставив Хорти полное отчаяния покаянное письмо и вызвав некоторое изумление международной общественности, 3 апреля 1941 г. он застрелился. Еще прежде он сам, его товарищи-министры, а также лично регент решили принять условия Гитлера, и немецкие войска уже двинулись в сторону Югославии.

 

В несколько приемов венгерские войска заняли после переговоров с Румынией и при посредничестве Германии (Венский арбитраж 1938 и 1940 гг.) все большие части румынской Трансильвании, в то время как СССР отхватывал куски Румынии с другой стороны. При этом Будапешт в 1940-м рассматривал СССР даже как союзника в деле расчленения Румынии», пишет Ласло Контлер «Истории Венгрии».

 

С оккупацией Закарпатской Украины (принадлежащей ранее Чехословакии) территория Венгрии увеличилась почти на столько же, как и в результате Первого венского арбитража (1938). Но как пишет Ласло Контлер: «На сей раз мотивы захвата земель могли оправданы стратегическими или же историческими, но никак не этническими соображениями, поскольку три четверти местного населения составляли украинцы.

 

Попытка Телеки гарантировать широкую автономию Закарпатью уже летом закончилась ничем.

 

Между Венгрией и Словакией как государством—сателлитом Германии, созданным Гитлером и руководимым Йозефом Тисо, почти начались трения. Эта напряженность, а также территориальные требования, примерно в это же время предъявленные Венгрией Румынии только помогали Гитлеру стравливать своих мелких партнеров, взяв при этом на себя роль регионального арбитра», пишет Ласло Контлер в «Истории Венгрии» 1999 года.

 

На следующей странице обзора см. раздел «Румыния и Венгрия межвоенного периода и периода Второй мировой войны и преследование евреев».

Опубликовано
23
12
2009
 
Portalostranah





Также по теме

Избранное с сайта на неделю: тексты, аудио, видео:
Империя зла. Текст знаменитой речи президента США Рональда Рейгана 1983 года. И справка по данному выступлению
 
В нашей рубрике «Документы» текст знаменитой речи 1983 года тогдашнего президента США Рональда Рейгана (Ronald Wilson Reagan, годы жизни 1911-2004, годы президентства 1981-1989), в которой Рейган дал ставшую знаменитой характеристику СССР как «империи зла».
Подробнее...
История Ватиканского радио. «Слушайте все народы!»
 
Ватиканское радио, его история и сегодняшний день в нашем обзоре.
Подробнее...
Май и июнь в Дели и их особенности: жара, манго и необыкновенное цветение; Манго в Индии и делийцы. Индийский взгляд
 
О трех отличительных признаках индийской столицы Дели начала лета - жаре, манго и цветущих деревьях в предлагаемом обзоре по первоисточникам.
Подробнее...



 

География посетителей

 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.