Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Хуа Гофэн и его приход к власти. «Радио Пекин» (1976 г.) на русском о том, как Хуа Гофэн «победил» «банду четырех»


В нашем обзоре предлагаем вашему вниманию текст из передачи на русском языке иновещания коммунистического Китая - «Радио Пекин», в дни прихода к власти Хуа Гофэна, которого Мао Цзэдун перед смертью назначил своим преемником.

Также в обзоре содержится исчерпывающая информация об обстоятельствах прихода к власти Хуа Гофэна и аресте «банды четырех».

Мао Цзэдун (в последний период жизни) и Хуа Гофэн (справа).

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г., мемориальный выпуск после кончины Мао), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Мао Цзэдун (в последний период жизни) и Хуа Гофэн (справа).

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г., мемориальный выпуск после кончины Мао), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Напомним, Хуа Гофэн (Hua Guofeng) до своего выдвижения на «первые роли» в руководстве маоистского Китая занимал довольно незначительные посты: он был с 1973 г. министром общественной безопасности КНР — аналога в коммунистическом Китае полиции (при том, что Министерство общественной безопасности всегда имело в КНР подчиненную роль по отношению к занимающемуся «политическими преступлениями» Министерству государственной безопасности — МГБ, — до 1983 г. МГБ имело название Центральное следственное управление КПК) и одним из вице-премьеров. Но именно незначительность предыдущего статуса Гофэна, а также, то что он считался нейтральной фигурой в борьбе двух флангов «правого» и «левого» за наследство умирающего Мао, сыграло ключевую роль в том, что Мао назначил его 2 февраля 1976 г. на пост премьера госсовета КНР, а 6 апреля 1976 г. и первым заместителем председателя Коммунистической партии Китая (КПК). Заметим, что непосредственно перед Хуа Гофэном упомянутые два поста занимал скончавшийся 8 января 1976 года, второй человек после Мао в партии и государстве — Чжоу Эньлай.

Предыстория прихода к власти Хуа Гофэна

 

На фото: (на переднем плане) Хуа Гофэн (первый заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и премьер госсовета КНР), и  (в очках) маршал Е Цзяньинь (заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместитель председателя Военного совета ЦК КПК, министр национальной обороны) на траурном митинге после кончины Мао Цзэдуна в сентябре 1976 г., на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).  Хуа Гофэн и маршал Е Цзяньинь к ноябрю 1976 года были соответственно руководителями №1 и №2 в коммунистическом Китае, в то время как на момент смерти Мао в сентябре 1976 г., наряду с  Е Цзяньинем на статус второго лица претендовала  и жена Мао Цзэдуна. Однако на момент выхода данного номера журнала из печати, в ноябре 1976 г.,  Цзян Цзин и др. члены «банды четырех» уже были лишены всех постов и арестованы, поэтому в издании не упоминались, и их фото отсутствовали, хотя в сентябре того года они участвовали во всех траурных церемониях.

На фото: (на переднем плане) Хуа Гофэн (первый заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и премьер госсовета КНР), и (в очках) маршал Е Цзяньинь (заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместитель председателя Военного совета ЦК КПК, министр национальной обороны) на траурном митинге после кончины Мао Цзэдуна в сентябре 1976 г., на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Хуа Гофэн и маршал Е Цзяньинь к ноябрю 1976 года были соответственно руководителями №1 и №2 в коммунистическом Китае, в то время как на момент смерти Мао в сентябре 1976 г., наряду с Е Цзяньинем на статус второго лица претендовала и жена Мао Цзэдуна. Однако на момент выхода данного номера журнала из печати, в ноябре 1976 г., Цзян Цзин и др. члены «банды четырех» уже были лишены всех постов и арестованы, поэтому в издании не упоминались, и их фото отсутствовали, хотя в сентябре того года они участвовали во всех траурных церемониях.

«Левый» и «правый» фланги

 

Поговорим о предыстории прихода к власти Хуа Гофэна. Начнем с того, что в руководстве Китая при Мао всегда имелись умеренные и радикалы, при этом умеренных можно назвать «правым флангом», а радикалов — «левым флангом» . Умеренных интересовала не только революция, но и чтобы был «хлеб насущный», левых же заботила только революционная гегемония. Мао «колыхался» между двумя этими «флангами», обычно склоняясь больше к левому.

 

В последний год жизни Мао «левый фланг» в маоистском руководстве был представлен т.н. «бандой четырех», как их стали именовать в китайской пропаганде после падения.

 

«Банда четырех» включала:

 

супругу Мао Дзэдуна Цзян Цин (Jiang Qing, была членом политбюро ЦК КПК с 1969 года и заместителем председателя «группы по делам «культурной революции» при ЦК КПК — эта группа на момент кончины Мао не была распущена; отметим, что бывшая киноактриса Цзян Цин являлась четвертой женой Мао Цзэдуна, она вышла за него замуж в 1938 г. когда предыдущая жена Мао находилась на партийном обучении в Москве);

 

и трех сподвижников Цзян Цин:

 

Вана Хунвэня (Wang Hongwen, на момент кончины Мао, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и заместитель председателя ЦК КПК);

 

Чжана Чуньцяо (Zhang Chunqiao, на момент кончины Мао, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, вице-премьер госсовета КНР, глава политического управления т.н. Народно-освободительной армии Китая — НОАК, также был секретарем горкома Шанхая — т.н. «революционного комитета» с февраля 1967 г по октябрь 1976 г.);

 

Яо Вэньюаня (Yao Wenyuan, на момент кончины Мао, член политбюро ЦК КПК, ответственный за идеологию).

 

«Правый фланг», соответственно, в последний год жизни Мао включал:

 

маршала Е Цзяньиня (Ye Jianying, также написание имени как Yeh Chien-ying; на момент кончины Мао, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместитель председателя КПК, заместитель председателя Военного совета ЦК КПК, министр национальной обороны);

 

Дэн Сяопина (Deng Xiaoping, на момент смерти Мао был снова отстранен от работы; до того: член постоянного комитета политбюро ЦК КПК в январе 1975 г. — апреле 1976 г., и затем с июля 1977 г. заместитель председателя КПК, заместитель председателя Военного совета КПК, начальник штаба т.н. Народно-освободительной армии Китая — НОАК; а еще раньше до своей опалы, в 1960-х гг., член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и генеральный секретарь ЦК КПК);

 

Чжоу Эньлая (Zhou Enlai, на самый момент кончины Мао, его уже не было в живых — он умер от рака в январе 1976 г.; до того — член постоянного комитета политбюро ЦК КПК заместитель председателя ЦК КПК, премьер госсовета КНР и председатель т.н. Народного политического консультативного совета — считался вторым человеком в КНР после Мао).

 

Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай, Хуа Гофэн, Е Цзяньин, Дэн Сяопин плюс «банда четырех»

 

Премьер госсовета КНР Чжоу Эньлай (предпоследний справа), Дэн Сяопин (крайний слева) и один из будущих участников «банды четырех», а на тот момент член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и заместитель председателя ЦК КПК Ван Хунвэнь (крайний справа) присутствуют 11 мая 1974 г на встрече Мао Цзэдуна с тогдашним премьер-министром Пакистана Зульфикаром Бхутто (Zulfikar Ali Bhutto), прибывшим в коммунистический Китай с визитом.

Фото из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№7 за 1974 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

К началу 1973 г. Мао Цзэдун вернул Дэн Сяопина из многолетней ссылки, а затем, 10 марта 1973 г., по указанию Мао было принято решение «о восстановлении участия товарища Дэн Сяопина в организационной жизни партии и в должности заместителя премьера Государственного совета КНР», а 18 декабря 1973 г. политбюро одобрило предложение Мао Цзэдуна о назначении Дэн Сяопина членом политбюро и членом военного совета ЦК КПК.

При этом с марта 1974 г. руководство текущей работой ЦК КПК было передано в ведение маршалу Е Цзяньиню.

Вскоре Дэн Сяопин опять попадет в опалу, и будет выведен Мао из состава руководства, но то, что Е Цзяньинь останется при власти до самой кончины Мао Цзэдуна обеспечит «правому флангу» победу над т.н. «бандой четырех», с последующим возвращением Дэн Сяопина к власти.

Премьер Чжоу Эньлай, тяготевший к «правому флангу», не доживет до кончины Мао, и умрет на своем посту в самом начале 1976 г.

Ван Хунвэнь, как и другие члены «банды четырех», будет арестован после смерти Мао силами, верными маршалу Е Цзяньиню и Хуа Гофэню.

Премьер госсовета КНР Чжоу Эньлай (предпоследний справа), Дэн Сяопин (крайний слева) и один из будущих участников «банды четырех», а на тот момент член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и заместитель председателя ЦК КПК Ван Хунвэнь (крайний справа) присутствуют 11 мая 1974 г на встрече Мао Цзэдуна с тогдашним премьер-министром Пакистана Зульфикаром Бхутто (Zulfikar Ali Bhutto), прибывшим в коммунистический Китай с визитом.

Фото из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№7 за 1974 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

К началу 1973 г. Мао Цзэдун вернул Дэн Сяопина из многолетней ссылки, а затем, 10 марта 1973 г., по указанию Мао было принято решение «о восстановлении участия товарища Дэн Сяопина в организационной жизни партии и в должности заместителя премьера Государственного совета КНР», а 18 декабря 1973 г. политбюро одобрило предложение Мао Цзэдуна о назначении Дэн Сяопина членом политбюро и членом военного совета ЦК КПК.

При этом с марта 1974 г. руководство текущей работой ЦК КПК было передано в ведение маршалу Е Цзяньиню.

Вскоре Дэн Сяопин опять попадет в опалу, и будет выведен Мао из состава руководства, но то, что Е Цзяньинь останется при власти до самой кончины Мао Цзэдуна обеспечит «правому флангу» победу над т.н. «бандой четырех», с последующим возвращением Дэн Сяопина к власти.

Премьер Чжоу Эньлай, тяготевший к «правому флангу», не доживет до кончины Мао, и умрет на своем посту в самом начале 1976 г.

Ван Хунвэнь, как и другие члены «банды четырех», будет арестован после смерти Мао силами, верными маршалу Е Цзяньиню и Хуа Гофэню.

Краткую справку о взаимоотношениях на маоистском Олимпе в последний период правления Мао, и сразу после его кончины, можно начать с напоминания о том, что с 1969 и по 1973 гг. будущий архитектор китайских реформ Дэн Сяопин состоял рабочим на тракторном заводе в провинции Цзяньси, куда был сослан «для закалки физическим трудом» Такую меру — «закалку физическим трудом» Мао применил в годы «культурной революции к целому ряду своих сановников, которые вызывали до того его неудовольствие. Накануне выезда в провинцию, 21 октября 1969 г. Дэн Сяопин заявил, что принимает решение ЦК (о направлении его на перевоспитание) и еще раз подтверждал обязательство, которое он давал ранее ЦК и Мао Цзэдуну, «в качестве простого члена партии и в качестве гражданина социалистической страны отдавать все свои силы работе и занятиям физическим трудом», писала дочь Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong) в своей книге воспоминаний «Мой отец Дэн Сяопин. Культурная революция: годы испытаний».

 

При этом, надо отметить, что «простому рабочему» Дэну и сопровождавшим его жене и мачехе был выделен в ссылке в Цзяньси двухэтажный дом с паровым отоплением, и перевезена вся их библиотека из пекинской квартиры (дети Дэна приехали к родителям позднее, при этом старший сын Дэна, учась в ВУЗе, в то время пострадал от «красногвардейцев», по кит. хунвейбинов — сторонников будущей «банды четырех», — он стал инвалидом-колясочником, выпрыгнув из окна после одной из проработок со стороны студентов-хунвейбинов). Также у Дэна в ссылке имелся и обслуживающий (хотя его можно назвать и надзирающим) персонал, а кроме того — его опекали местные партийные бонзы данной провинции. Следует напомнить, что Дэн Сяопин был низвергнут в октябре 1968 года с высокого поста члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК, а до того и с должности генерального секретаря ЦК КПК, также высочайшей должности, — правда, одной из многих подчиненной председателю партии Мао.

 

Спустя несколько лет Мао сменил гнев на милость. 10 марта 1973 г. по указанию Мао Цзэдуна было принято решение «о восстановлении участия товарища Дэн Сяопина в организационной жизни партии и в должности заместителя премьера Государственного совета КНР». Одновременно руководство текущей работой ЦК КПК было передано в ведение маршалу Е Цзяньиню.

 

18 декабря 1973 г. политбюро одобрило предложение Мао Цзэдуна о назначении Дэн Сяопина членом политбюро и членом военного совета ЦК КПК. При этом 20 октября 1974 г. Мао Цзэдун предложил назначить Дэн Сяопина первым заместителем премьера госсовета КНР, заместителем председателя военного совета ЦК КПК и по совместительству начальником генерального штаба НОАК. 12 ноября 1974 года Мао Цзэдун сказал Дэн Сяопину: «Тут просто нет другого выхода, придется тебе тащить этот воз!», писала дочь Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong) в своей, уже цитировавшейся, книге воспоминаний «Мой отец Дэн Сяопин. Культурная революция: годы испытаний».

 

А одно из самых авторитетных исследований жизни Мао — биография авторства Юн Чжан и Джона Халлидея «Неизвестный Мао» («Mao: The Unknown Story», вышла в Лондоне в 2005 г., есть русский перевод 2007 г.) писало:

 

«Вскоре после возращения (из опалы) в Пекин весной 1973 года Дэн Сяопин создал свою собственную контргруппировку вместе с главой армии маршалом E Цзяньинем и премьером Чжоу Эньлаем. Из этих троих Дэн и Е Цзяньин подвергались (до того) чистке, тогда как Чжоу (всегда) сотрудничал с Мао...

 

После своего возвращения Дэн не испытывал теплых чувств к Чжоу и после смерти Мао публично заявил, что Чжоу во время «культурной революции» «часто поступал против своего сердца». Однако Дэн решил отбросить личные чувства и заключить союз с Чжоу. 9 апреля 1973 года, вскоре после возвращения в Пекин, он пришел с ним повидаться. Сначала они сидели друг перед другом и молчали. Наконец, Чжоу заговорил. Первое, что он сказал: «Чжан Чуньцяо предал партию, но председатель запрещает это расследовать». Чжан Чуньцяо был крупной звездой «культурной революции». Этими словами Чжоу не просто осуждал Чжана, но и жаловался на Мао. Это со стороны сверхосмотрительного Чжоу было не неосторожностью, а способом сообщить, что он на стороне Дэна, против культурной революции... (Таким образом) двое самых влиятельных коллег Мао составили некий союз, в который также вошел глава армии маршал Е Цзяньин...

 

Зная сколько осталось жить Мао (в последние годы своей жизни Мао страдал целым «букетом» серьезных недугов: в частности боковым амиотрофическим склерозом, также известным как болезнь Лу Герига, которая имеет неблагоприятный прогноз — не более пяти лет жизни; этот диагноз был поставлен Мао, как пишут в своей книге Юн Чжан и Джон Халлидей, летом 1974 г.; но судя по описываемым симптомам, Мао тогда находился уже в средней стадии течения этой болезни Прим. Portalostranah.ru), и ввиду неумолимого ухудшения состояния здоровья Чжоу (на тот момент Чжоу уже был болен раком мочевого пузыря; последние полтора года своей жизни Чжоу работал из больницы Portalostranah.ru), союз Дэн-Чжоу-Е начал оказывать на Мао давление, чтобы он официально утвердил положение Дэна как заместителя и наследника Чжоу и вернул на высокие посты большое количество кадровых работников, которых удалили во время чистки. В декабре 1974 года Чжоу встал с больничной кровати и полетел в город Чанша на встречу с Мао со списком назначений.

 

Мао знал о деятельности союза Дэн-Чжоу-Е от «банды четырех», которые вели в Пекине наблюдения от его лица. Госпожа Мао (Цзян Цин) писала, что она «потрясена и приведена в ужас» тем, что происходит. Но Мао был не в состоянии наложить вето на список Чжоу-Дэна. Мао не мог передать страну «банде четырех», также как и не мог попытаться избавиться от союза Дэн-Чжоу-Е, если только хотел умереть в своей постели. «Банда четырех» не имела власти в армии, и у Мао среди военных не было никого, кто бы от его лица мог выступить против союза Дэн-Чжоу-Е. А сам он был физически слишком слаб, чтобы создать новую силу, которая превзошла бы союз...

 

Мао был вынужден утвердить список Чжоу, в особенности назначение Дэна на пост вице-премьера и заместителя Чжоу. Но Мао повысил и одного из «банды четырех» — Чжан Чуньцяо, сделав его заместителем Дэна в армии и правительстве. А еще он настоял на том, чтобы средства массовой информации остались в руках «банды», так что до страны в целом могли доходить только его послания...

 

На последнем его появлении на заседании политбюро (3 мая 1975 г.),.. Мао буквально отдал себя на милость коллег, впервые со времени прихода к власти, попросил их не устраивать переворота. Он снова и снова умоляя их: «Не практикуйте ревизионизм: не разделяйтесь, не устраивайте заговоров». Первый пункт означал: «Придерживайтесь «культурной революции». Остальное означало: «не устраивайте заговора против меня».

 

Несколько раз за это время Мао пересказывал Дэну и его союзникам эпизод из китайской истории о том, как во II веке до н.э. китайские сановники Чжоу Бо и Чэнь Пин объединились и уничтожили род императрицы Люйхоу после смерти императора Лю Бана, скрытым, но безошибочным смыслом чего было: Если вы замышляете переворот, совершите его в отношении моей жены и «банды» после моей смерти». Мао пришлось перейти к таким мольбам, потому что он практически потерял контроль над армией...

 

Дэн Сяопин часто ссорился (в это время) с женой Мао, иногда даже крича на нее и стуча кулаком по столу. Такое обращение она не привыкла терпеть ни от кого, кроме своего мужа. Дэн также осуждал действия Цзян Цин в присутствии Мао... Мао хотел положить конец (таким) инициативам Дэна, заставив его написать обещание придерживаться методов «культурной революции». В ноябре 1975 года он потребовал, чтобы Дэн подготовил резолюцию, которая сделала бы «культурную революцию» незыблемой. Дэн не только отказался — он сделал это очень решительно и в присутствии примерно 130 высокопоставленных работников, тем самым откровенно бросив Мао вызов. Мао пришлось отказаться от проведения такой резолюции. Для него это стало последней каплей. Он принял решение (снова) удалить Дэна. Чжоу и Е уговаривали Дэна не слишком конфликтовать с Мао — притворно соглашаться и ждать его смерти. Но Дэн решил, что может заставить Мао проглотить все его действия, при условия что они не повредят положению самого Мао.

 

(Однако, несмотря на то, что Мао быстро угасал физически, в рассыпающейся (физической) оболочке сохранялась феноменальная решимость не сдаваться. Благоприятный момент для Мао наступил 8 января 1976 года, когда главный союзник Дэн Сяопина Чжоу Эньлай умер в возрасте семидесяти восьми лет. Мао немедленно начал действовать. Он уволил Дэна, посадил его под домашний арест и публично выдвинул против него обвинения», пишут Юн Чжан и Джон Халлидей в своей книге «Неизвестный Мао».

 

Премьер госсовета КНР Чжоу Эньлай (в центре) в компании руководительницы будущей «банды четырех», а тогда заместительницы председателя «группы по делам «культурной революции» при ЦК КПК и супруги Мао Цзян Цин (в накинутом на плечах пальто и берете), а также члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК и заместителя председателя ЦК КПК Ван Хунвэня (крайний справа, в ряду Чжоу Эньлая), вместе с королем Камбоджи (тогда в изгнании проживающим в коммунистическом Китае) Сиануком  (стоит слева от Чжоу Эньлая) и его свитой на празднике 1 мая 1974 г., в пекинском парке Чжуншань (Chungshan Park). Фото из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№7 за 1974 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Премьер госсовета КНР Чжоу Эньлай (в центре) в компании руководительницы будущей «банды четырех», а тогда заместительницы председателя «группы по делам «культурной революции» при ЦК КПК и супруги Мао Цзян Цин (в накинутом на плечах пальто и берете), а также члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК и заместителя председателя ЦК КПК Ван Хунвэня (крайний справа, в ряду Чжоу Эньлая), вместе с королем Камбоджи (тогда в изгнании проживающим в коммунистическом Китае) Сиануком (стоит слева от Чжоу Эньлая) и его свитой на празднике 1 мая 1974 г., в пекинском парке Чжуншань (Chungshan Park).

Фото из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№7 за 1974 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Как напоминала в этой связи дочь Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong) в своей уже цитировавшейся книге воспоминаний «Мой отец Дэн Сяопин. Культурная революция: годы испытаний», «3 марта 1976 г. в качестве официального документа ЦК КПК были опубликованы «Важные указания Председателя Мао Цзэдуна», и (как следствие) развернулось широкомасштабное движение «критики Дэн Сяопина». В вышеупомянутых «Важных указаниях» Мао отмечал: «Дэн Сяопин — это человек, который не уделял должного внимания классовой борьбе, она никогда не была для него главным звеном. Он всегда твердил о «белой кошке», «черной кошке»... Ему всё равно, что империализм, что марксизм. И все-таки вопрос о нем относится к разряду вопросов о противоречиях внутри народа. Вёл он себя хорошо, и он способен не вставать в оппозицию... Следует критиковать его, но не следует убивать одним ударом».

 

Дэн Сяожун (Deng Rong) также пишет, что 7 апреля 1976 г. Мао Цзэдун, выслушав доклад о развитии ситуации с несанкционированными выступлениями населения в память усопшего Чжоу Эньлая, что было расценено как «контрреволюционный инцидент», но которыми Дэн Сяопин, как пишет его дочь, «непосредственно не руководил», дал указания: «ввиду этих (выступлений населения) лишить Дэн Сяопина всех должностей; но оставить его в партии; понаблюдать, каким будет эффект... (Дэн Сяопина) выгнать!.. Хуа Гофэна назначить премьером». Мао Цзэдун предложил тогда также назначить Хуа Гофэна первым заместителем председателя ЦК КПК.

 

Дэн Сяожун (Deng Rong) в своей книге отмечала, что тогда же 7 апреля 1976 г. в разговоре с Ван Дунсином, который ведал охраной первых лиц руководства, включая и самого Мао, последний распорядился, чтобы Дэн Сяопина тщательно охраняли от возможного причинения ему вреда (со стороны сторонников «банды четырех» Прим. Portalostranah,ru). Дэн Сяопина и его жену укрыли в доме под охраной людей, подчинявшихся Ван Дунсину. При этом, по указанию Мао Цзэдуна, Ван Дунсин не сообщил членам политбюро ЦК КПК о том, где находится Дэн Сяопин.

 

Таким образом можно сказать, и в этот раз, как и в 1967 году, Мао хотя и выступил с критикой Дэн Сяопина, но снова повелел его не уничтожать, планируя впоследствии еще как-нибудь использовать.

 

7 апреля 1976 г. Дэн Сяопин написал письмо Мао Цзэдуну, в котором заявил, что поддерживает назначение Хуа Гофэна первым заместителем председателя ЦК КПК и премьером госсовета КНР, а также выразил благодарность за решение сохранить его в качестве члена партии, писала в своей книге Дэн Сяожун (Deng Rong).

 

Юн Чжан и Джон Халлидей «Неизвестный Мао» пишут о событиях тех недель:

 

«Одновременно ( с отстранением Дэн Сяопина), Мао отстранил (на некоторое время) и маршала Е, третьего ключевого члена (бывшего) союза Дэн-Чжоу-Е, утверждая, что Е болен. На место Чжоу Мао назначил своего прежде неизвестного последователя из среднего звена Хуа Гофэна. Столь же неизвестный низко стоящий генерал по имени Силянь был назначен во главе армии. Мао выбрал эти относительно нейтральные персоны, а не членов «банды четырех», чтобы свести к минимуму отрицательную реакцию в партии и армии, где большинство терпеть не могли «банду четырех... (И хотя Мао) вскоре распорядился, чтобы Дэна вместо первоначального домашнего ареста перевели в камеру предварительного заключения.., вместо того, чтобы наказать его с той же жестокостью, какую он высказывал по отношению к другим врагам, он оставил его невредимым. Это было сделано не потому, что он симпатизировал Дэну. Он просто опасался создать такую ситуацию, при которой многочисленные сторонники Дэна в армии сочтут, что им необходимо действовать.

 

Хотя Мао отстранил союзника Дэна маршала Е Цзяньина, последний продолжал сохранять практически полный контроль над военными. Находясь дома в элитном военном поселке в Сишане (Сишань — западный пригород китайской столицы Пекина Прим. Portalostranah.ru), он принимал у себя генералов и старших офицеров и решительно заявлял, что нисколько не болен, чтобы ни говорил Мао... В июле 1976 года Мао был вынужден выпустить Дэна из-под ареста». Конец цитаты.

 

Итак, Е Цзяньин оставался самым влиятельным представителем «правого фланга», имевшим на момент кончины Мао реальные властные рычаги. Стоит отметить, что хотя Е Цзяньин был назначен на свой пост министра национальной обороны только в январе 1975 года, он уже с 1973 г. занимал пост заместителя председателя ЦК КПК, где как упоминалось выше, руководил всей повседневной работой. И, что важнее, считался одним и главных полководцев коммунистической партии, одним из десяти маршалов маоистской Народно-освободительной армии (НОАК). Этот статус проявлялся в том, что хотя Цзян Цин во время «культурной революции» неоднократно пыталась отстранить Е Цзяньина от дел, Мао Цзэдун на это не шел, т.к, как считается, помнил о том, что в 1930-х гг., во время северо-западного похода, именно Е Цзяньин в решающий момент межфракционной борьбы спас и Мао Цзэдуна, и его ЦК. Хотя, при этом в 1960-х гг. Е Цзяньин всё же попадал (на некоторое время) опалу, как уже выше также упоминалось, за правый уклон в земельном вопросе.

 

В вышедшем в Москве в 2005 году сборнике «Смерть Мао Цздуна», составленном бывшим руководящим сотрудником советским посольства в Пекине Галеновичем, маршал Е Цзяньин и его статус в 1976 году характеризовался следующим образом:

 

«Повседневное руководство вооруженными силами (в последний период жизни Мао) осуществлял маршал Е Цзяньин. Это был идеальный штабной работник. Он всю жизнь занимался разработкой разного рода военных операций, а также улаживанием отношений между высшими военачальниками, действуя неизменно в пользу Мао Цзэдуна. Е Цзяньин был своего рода «Чжоу Эньлаем в армии». Это тоже был «гуттаперчевый» и «непотопляемый» политик...

 

К слову, Е Цзяньина и Дэн Сяопина сближало с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем отношение к СССР, к России, как к врагу: врагу их личному, врагу их армии, врагу их партии и, как они считали, врагу Китая. До конца жизни ни один из них так и не изменил такого своего отношения. Так, Е Цзяньин уже после смерти Мао Цзэдуна, в 1979 г., выступая в качестве главы «парламента» КНР, в качестве председателя постоянного комитета ВСНП, в беседе с австрийцем Отто фон Габсбургом, говорил: «Вы, немцы, никогда не должны забывать того, что вы лишились Кенигсберга в том же 1944 году, когда мы, китайцы, потеряли Туву»...

 

Пока Мао Цзэдун был жив, Е Цзяньин, усвоив «урок Хрущева», откладывал любые свои самостоятельные действия до тех времен, которые наступили после смерти Мао Цзэдуна... (И так как) Е Цзяньин не имел своей мощной фракции в армии или мощной региональной группировки военачальников, то он счел целесообразным примкнуть к сильнейшей группе военных, к старым маршалам Лю Бочэню — Сюй Сянцяню, а политическим представителем тандема Лю Бочэна — Сюй Сянцяня традиционно был Дэн Сяопин, и признать их силу. Это выразилось в форме выдвижения (после смерти Мао) Е Цзяньином Дэн Сяопина на роль фактического гражданского руководителя всех группировок военачальников в КНР. (А по причине того), что на момент смерти Мао Цзэдуна власть над вооруженными силами в весьма значительной степени была сосредоточена в руках маршала Е Цзяньина, то ему и предстояло сыграть главную роль в устранении четверки. (При том что) Е Цзяньин принадлежал к тем силам в партии, которые видели в выдвиженцах «культурной революции» угрозу своему положению, а может быть, и самой жизни.... Таким образом, выступление против Цзян Цин и ее сторонников было, с точки зрения Е Цзяньина, неизбежным и необходимым. Оно позволяло старым руководителям сохранить власть в своих руках, сохранить имя Мао Цзэдуна в качестве своего прикрытия и обоснования легитимности своей власти и в то же время свалить все недостатки политики Мао Цзэдуна или политики, проводившейся при его жизни, на Цзян Цин и ее сторонников». Конец цитаты.

 

На фото: Хуа Гофэн (первый заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и премьер госсовета КНР) и (в очках) маршал Е Цзяньинь (заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместитель председателя Военного совета ЦК КПК, министр национальной обороны) на похоронной церемонии Мао Цзэдуна в сентябре 1976 г., в Доме народных собраний, на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»). На момент выхода данного номера журнала из печати, в ноябре 1976 г., Цзян Цзин и др. члены «банды четырех» уже были лишены всех постов и арестованы, поэтому в издании не упоминались, и их фото отсутствовали, хотя в сентябре того года они участвовали во всех траурных церемониях.

Хуа Гофэн и маршал Е Цзяньинь к ноябрю 1976 года были соответственно руководителями №1 и №2 в коммунистическом Китае, в то время как на момент смерти Мао в сентябре 1976 г., наряду с Е Цзяньинем на статус второго лица претендовала и жена Мао Цзэдуна.

Отметим, что по правую руку от Е Цзяньиня стоит (с тростью) престарелая вдова умершего в 1925-м г. основателя Китайской Республики Сун Ятсена Сун Цинлин (Soong Ching-ling), которая в маоистском Китае тогда занимала формальный церемониальный пост заместителя председателя Китайской Народной Республики.

На фото: Хуа Гофэн (первый заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК и премьер госсовета КНР) и (в очках) маршал Е Цзяньинь (заместитель председателя Коммунистической партии Китая, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместитель председателя Военного совета ЦК КПК, министр национальной обороны) на похоронной церемонии Мао Цзэдуна в сентябре 1976 г., в Доме народных собраний, на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1976 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»). На момент выхода данного номера журнала из печати, в ноябре 1976 г., Цзян Цзин и др. члены «банды четырех» уже были лишены всех постов и арестованы, поэтому в издании не упоминались, и их фото отсутствовали, хотя в сентябре того года они участвовали во всех траурных церемониях.

Хуа Гофэн и маршал Е Цзяньинь к ноябрю 1976 года были соответственно руководителями №1 и №2 в коммунистическом Китае, в то время как на момент смерти Мао в сентябре 1976 г., наряду с Е Цзяньинем на статус второго лица претендовала и жена Мао Цзэдуна.

Отметим, что по правую руку от Е Цзяньиня стоит (с тростью) престарелая вдова умершего в 1925-м г. основателя Китайской Республики Сун Ятсена Сун Цинлин (Soong Ching-ling), которая в маоистском Китае тогда занимала формальный церемониальный пост заместителя председателя Китайской Народной Республики.

В этом же издании «Смерть Мао Цздуна», со ссылкой на статью китайского автора Дин Ци «Разгром «четверки». Факты», из сборника «Подоплека великих событий 1976 года». (составитель Сю Жу), вышедшем в Пекине, в издательстве «Дунфан чубаньшэ», в 1989 г. (кит.яз.) так описывались начало противоборства Е Цзяньина с «левым флангом», после кончины Мао (наступившей, напомним, в 00 ч. 10 мин. 9 сентября 1976 г., на восемьдесят третьем году жизни), и общая расстановка сил на маоистском политическом Олимпе:

 

«В 3 часа ночи 9 сентября 1976 г. (через два часа пятьдесят минут после кончины Мао) состоялось экстренное заседание политбюро ЦК КПК...

 

На повестке дня заседания был вопрос о похоронах Мао Цзэдуна. Обсудили создание комиссии, обращение к народу, порядок прощания, порядок проведения траурного митинга. Заседание подходило к концу.

 

За все это время Цзян Цин не проронила ни звука. Внезапно она попросила дать ей слово. Всем своим видом она подчеркивала свое особое положение. Тоном приказа она заявила: «Я считаю, что следует также обсудить вопрос о проводящемся в настоящее время массовом политическом движении; не следует сосредоточиваться только на организации похорон и пренебрегать критикой Дэн Сяопина. Судя по тому, как дело обстояло в предшествующий период, я считаю, что ЦК совершенно несерьезно относится к вопросу о руководстве этим движением, совершенно не прилагает тут усилий!» Говоря это, она подняла голову и обвела всех присутствовавших, одного за другим, тяжелым взглядом из-за толстых стекол очков.

 

Цзян Цин затем продолжила: «Критиковать Дэн Сяопина, выступать против правых — это вопрос громадного значения, ибо речь идет о том изменят или не изменят свой цвет и наша партия, и наше государство. Уже более полугода прошло, а кампания критики Дэн Сяопина так и не привела еще к его свержению. Разве это не крайне опасная ситуация? У меня на сей счет собрано очень много материалов». Она хлопнула рукой по своей коричневой папке.

 

И тогда заговорил Е Цзяньин: «А разве не ты лично и руководишь и управляешь ходом этого самого движения? А если есть какие-то материалы, то пусть с ними ознакомятся все!»

 

Цзян Цин подняла голос: «Хм! По-моему нельзя проявлять слишком большую мягкость в отношении Дэн Сяопина. Следует исключить его из партии, исключить его из партии!»

 

«Товарищ Цзян Цин, давайте поспокойнее, похладнокровнее. Ведь надо принимать во внимание, что наша партия в настоящее время переживает самый трудный момент. И сейчас самое важное состоит в том, чтобы как можно более тесно сплотиться вокруг ЦК партии, преодолеть трудности, пройти эту трудную заставу!» — возразил Е Цзяньин.

 

Обмен репликами между Цзян Цин и Е Цзяньином показал, что на первый план среди членов высшего руководства КПК вышли две фигуры: вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин, которая возглавляла выдвиженцев «культурной революции», и маршал Е Цзяньин, на практике оставшийся старшим среди прежних руководителей, еще входивших в состав политбюро ЦК КПК. Е Цзяньин, учитывая и то, что у него в руках были мощные рычаги по руководству вооруженными силами, а также ощущая поддержку старых руководителей партии, которые хотя и не входили в состав руководства, но имели за собой те или иные силы, взял на себя роль главного представителя прежних авторитетных руководителей...

 

(При этом) Хуа Гофэн, который формально оказался на месте преемника Мао... был в значительной степени декоративной фигурой. Его никак нельзя было воспринимать как реального преемника Мао Цзэдуна на посту высшего и единственного руководителя партии и государства.

 

Главные реальные противоборствовавшие силы, представителями которых выступали Е Цзяньин и Цзян Цин, находились в относительном равновесии. Важным было то, что ни у одной из сторон не было в руках власти одновременно и над партийным аппаратом, и над вооруженными силами. Разделение властей, которое устраивало Мао Цзэдуна, после его смерти с неизбежностью вело к смертельной схватке за объединение в одних руках власти и над армией, и над партией. У каждой из противоборствующих сил не было одновременно контроля и над армией, и над партией. У каждой были свои «козыри»; и в то же время у каждой были и свои слабости. Ни одна из них не имела возможности немедленно взять верховную власть в свои руки. Именно по этой причине на какое-то время и понадобилась устраивавшая всех временная и проходная фигура Хуа Гофэна». Конец цитаты.

 

Подготовка к аресту и арест «банды четырех»

 

Для того чтобы арестовать и тем самым отстранить от власти, «банду четырех», Е Цзяньин вошел в сговор как с самим Хуа Гофэном, так и влиятельным вице-премьером госсовета КНР и ближайшим многолетним сподвижником Чжоу Эньлая Ли Сяньнянем, а также Ван Дунсином (Wang Dongxing), уже упоминавшимся начальником т.н. Главного управления при ЦК КПК и «полка 8341», — структур, отвечавших за охрану «первых лиц» маоистского режима и Чжуннаньхая (Zhongnanhai, комплекс партийных и правительственных резиденций лидеров и учреждений коммунистического Китая на территории бывшего императорского дворцово-паркового комплекса — «Запретного города» в Пекине), а также с большим количеством военачальников. В то же время Хуа Гофэн предоставил Е Цзяньиню возможность первенствовать в подготовке заговора против «банды четырех», предпочитая сам не проявлять инициативы.

 

В сборнике «Смерть Мао Цзэдуна, также со ссылкой на статью китайского автора Дин Ци «Разгром «четверки». Факты», из сборника «Подоплека великих событий 1976 года». (составитель Сю Жу), вышедшем в Пекине, в издательстве «Дунфан чубаньшэ», в 1989 г. (кит.яз.), следующим образом описывается, как Е Цзяньин уговаривал Хуа Гофэна возглавить переворот и как он произошел. Приведем некоторые выдержки:

 

«На следующий же день после смерти Мао Цзэдуна, 10 сентября 1976 г., Е Цзяньин посетил Хуа Гофэна. В ходе беседы он поставил вопрос следующим образом: «Теперь, когда председатель ушел от нас, что ты думаешь о сложившейся ситуации?»

 

Хуа Гофэн сначала предложил Е Цзяньину попить чайку, сам отпил глоток и только потом ответил: «Это я еще не обдумал».

 

Е Цзяньин со всей серьезностью продолжил: «Ты вот не обдумал, а некоторые торопятся». Е Цзяньин сделал ударение на слове «некоторые».

 

После паузы Е Цзяньин сказал: «Раньше ты был заместителем председателя; пока председатель был жив, кое-какие вопросы решать было несподручно. Теперь председатель умер, и ты должен подняться; там, где надо принимать решение, надо принимать решение; там, где необходима решимость, надо проявлять решимость!»

 

Хуа Гофэн помолчал и сказал: «Это трудно!» Затем он заговорил о сохранении тела Мао Цзэдуна, проявляя беспокойство в связи с тем, что люди, занимавшиеся бальзамированием, не могли пока решить все вопросы.

 

Е Цзяньин решил, что на сей раз хватит, и откланялся. В то же время он считал, что нужно продолжать работу с Хуа Гофэном. В последующие несколько дней Е Цзяньин посетил Хуа Гофэна еще несколько раз....

 

Во время четвертой встречи он говорил о крутых поворотах в истории партии. Хуа Гофэн на сей раз весьма заинтересованно слушал его. Е Цзяньин спросил: «Ну что, ты теперь все обдумал?»

 

Хуа Гофэн наклонился к Е Цзяньину: «Маршал Е Цзяньин, я согласен со всем, что ты говоришь. Но ведь в партии есть еще много других старых товарищей, и мне не известно, что они думают».

 

Е Цзяньин сказал: «Тебе надо бы съездить к старым товарищам, побеседовать с ними, чтобы понять друг друга, прийти к единому мнению».

 

Хуа Гофэн был в затруднении. Он сказал: «Маршал Е Цзяньин! Разве тебе не известно, что уровень мой невысок, понимание классовой борьбы, борьбы линий тоже очень низкое. Партийный стаж по сравнению со старыми товарищам детский; по возрасту я тоже принадлежу к младшему поколению. Если я обращусь к старым товарищам, а они откажутся говорить со мной, то как это будет выглядеть?».

 

На это Е Цзяньин возразил: «Я тебя поддержу. Если ты обратишься к ним, то я заранее замолвлю за тебя словечко. Если ты сможешь подняться на борьбу, старые товарищи поддержат тебя». Услышав эти слова, Хуа Гофэн встал с кресла: «Если старые товарищи поддержат меня, я буду действовать!»...

 

В те же дни Е Цзяньин беседовал с начальником канцелярии ЦК КПК, начальником охраны ЦК КПК Ван Дунсином (и другими военачальниками), а 3 октября 1976 г. во второй половине дня Е Цзяньина навестил Ли Сяньнянь. За несколько дней до этого состоялась (еще одна) беседа Е Цзяньина с Хуа Гофэном.

 

Когда заговорили о способе решения вопроса о «четверке», Хуа Гофэн предложил созвать расширенный Третий пленум ЦК КПК 10-го созыва. Е Цзяньин полагал, что в руках у «четверки» уже сосредоточена очень большая часть власти; эти лица не прислушивались к голосу разума, они постоянно скандалили во время партийных заседаний, вели себя нагло и беспардонно. И если созвать Третий пленум ЦК партии, то они вполне способны на то, чтобы объединить все свои силы и, не разбираясь в средствах и методах, захватить в свои руки руководство пленумом, и даже могли пойти на применение вооруженной силы.

 

Поэтому необходимо было предпринять решительные меры для того, чтобы решать вопрос о «четверке». Исходя из этого, Е Цзяньин со всей серьезностью указал на следующее обстоятельство: «Четверка» представляет собой самую настоящую контрреволюцию. Наша борьба против них — это борьба не на жизнь, а на смерть! По своему характеру эта борьба давно уже вышла за рамки борьбы внутри партии». Услышав эти слова, потрясенный Хуа Гофэн сказал, что он должен дополнительно обдумать ситуацию и, в соответствии с развитием ситуации, заново принять окончательное решение...

 

(За советом) Хуа Гофэн поехал к одному из старых руководителей, заместителю премьера Государственного совета КНР, отвечавшему за работу экономики страны, Ли Сяньняню и обменялся с ним мнениями. (По итогам беседы) Хуа Гофэн написал записку и попросил Ли Сяньняня передать его записку Е Цзяньину...

 

Встретившись с Е Цзяньином, Ли Сяньнянь передал ему записку Хуа Гофэна. В ней было написано: «Маршал Е Цзяньин! Ситуация в настоящее время является критической. Необходимо срочно решить, что делать. Принимай решение, и это будет правильно».

 

Е Цзяньин прочитал записку и сказал Ли Сяньняню: «Речь идет о борьбе не на жизнь, а на смерть. Обстановка требует от нас немедленного решения!» Ли Сяньнянь кивнул: «Совершенно верно, ты прав. Если мы плохо сработаем, нам не сносить головы!» Е Цзяньин в начале их разговора включил радиоприемник. Однако он не слишком полагался на то, что радиоприемник заглушает их беседу. Поэтому Е Цзяньин и Ли Сяньнянь далее стали обмениваться мнениями в письменном виде. Они сидели за столом и писали друг другу то, что хотели сказать. Их мнения совпали. Затем к Е Цзяньину приехали еще несколько членов политбюро ЦК КПК. Они обсуждали план разгрома «четверки». Решение было принято...

 

Вопрос стоял так, что либо одна, либо другая сторона должна была кардинально решить вопрос о своем противнике. Многие кадровые работники могли последовать за «четверкой». «Четверка» же могла начать свои действия 7 октября. Следовало ее опередить.

 

Е Цзяньин вызвал Ван Дунсина и спросил его: «В каком состоянии подготовка?» «В основном все готово», — ответил Ван Дунсин. «Хорошо. Тогда действуем так, как было решено! По-моему, в соответствии с ранее принятым планом, 6 октября вечером в 8 часов начинаем действовать! Доложи товарищу Хуа Гофэну»...

 

Е Цзяньин отдал боевой приказ. 6 октября 1976 г. была среда. В первой половине дня (члены «банды четырех») Ван Хунвэнь, Чжан Чуньцяо получили уведомления от имени Хуа Гофэна о том, что в 8 часов вечера в зале заседаний в павильоне Хуайжэньтан (находящемся на территории Чжуннаньхая) состоится заседание постоянного комитета политбюро ЦК КПК и что их просят прибыть точно в назначенное время.

 

Во второй половине дня (еще одного члена «банды четырех») Яо Вэньюаня уведомили по телефону, что на 8 часов вечера назначено обсуждение вопросов пропаганды в павильоне Хуайжэньтан.

 

Хуайжэньтан — дворцовая постройка, оставшаяся еще от династии Цин. В свое время императрица Цыси затратила на постройку этого дворцового павильона 5 миллионов серебряных юаней. Во времена КНР там проводились торжественные партийно-государственные мероприятия. В 7 часов вечера участвовавшие в операции прибыли в Хуайжэньтан и заняли заранее определенные позиции. Е Цзяньин, которому исполнилось уже 79 лет, сам приехал в Хуайжэньтан, чтобы лично руководить операцией на месте. Таким образом, и штаб по руководству операцией, и само место операции находились в одном помещении. Это — редкий случай в истории и для Китая, и вообще в мире.

 

В КНР подчеркивали, что это было свидетельством смелости и мудрости замысла. Собственно говоря, помещение было разгорожено ширмой на две части. В передней части было поставлено кресло для Е Цзяньина под углом к входным дверям. Назначенное время пришло. Участники операции находились в готовности и в напряжении. Е Цзяньин сидел в кресле. Он был строг. Руки лежали на подлокотниках. Он держался совершенно спокойно и хладнокровно. Сбоку рядом с ним стоял Хуа Гофэн с вытянутым лицом, руки его непроизвольно двигались. Свой взор он не отводил от входной двери. Он волновался. Ван Дунсину было неудобно появляться на заседании «постоянного комитета», поэтому он находился за ширмой. В зале было тихо. Не слышно было даже стука сердец. Только из-за окон доносилось необычно звонкое стрекотание цикад.

 

Послышались шаги. Военные, стоявшие за створками дверей, напряглись. Появился Ван Хунвэнь. Он вышагивал нагло, как он обычно ходил еще в качестве главаря «бунтарей» или «цзаофаней». Сделав всего один шаг внутрь помещения, он почувствовал, что что-то тут не так. Он заорал, как раненый зверь: «Вы что тут задумали?» Потом он пустил в ход и кулаки и ноги, сопротивлялся и стоял насмерть. Военным с трудом удалось скрутить ему руки...

 

Ван Хунвэню приказали идти и подвели его к Е Цзяньину и Хуа Гофэну. Е Цзяньин только посмотрел на него и ничего не сказал.

 

Хуа Гофэн объявил: «Ван Хунвэнь! Ты совместно с Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюанем выступил против партии, против социализма, пытался узурпировать власть над партией. Это — серьезный вопрос. ЦК принял решение изолировать тебя и провести соответствующее расследование»!

 

Ван Хунвэнь смотрел в пол. Когда его уводили, он тяжело вздохнул и сказал: «Не ожидал, что вы будете действовать так быстро»... Его увели.

 

Вскоре появился Чжан Чуньцяо с папкой; он скорым шагом вошел в помещение... Его скрутили, заломили руки за спину. Папка упала на пол. Он только повторял: «Да что это такое? Что такое?» Чжан Чуньцяо подвели к Е Цзяньину и Хуа Гофэну. Хуа Гофэн объявил ему решение о его изоляции и о проведении расследования...

 

Спустя несколько минут после того, как пробило 8 часов, явился Яо Вэньюань. (Арестовав), его подвели к Е Цзяньину и Хуа Гофэну и объявили о решении ЦК КПК, затем увезли.

 

Цзян Цин находилась у себя в резиденции в Чжуннаньхае... В этот вечер она отдыхала, сидя на диване и положив вытянутые ноги на подставку. В комнату вошел ее телохранитель и сказал, что к ней пришел Ван Дунсин. Цзян Цин спросила, зачем тот пришел. Телохранитель не знал. Цзян Цин вышла в гостиную и увидела группу людей в форме и при оружии. Руководитель группы объявил Цзян Цин решение ЦК.

 

Цзян Цин закричала: «Это заговор! Тело председателя еще не остыло, а вы уже так жестоко поступаете со мной!» Две женщины в военной форме приблизились к ней. Она бросилась из комнаты. Люди из обслуживавшего персонала, которых она измучила своим отношением к ним, преградили ей дорогу. Они даже плевали в нее. Цзян Цин увезли». Конец цитаты.

 

Позднее, в «Решении по некоторым вопросам истории партии со времени образования КНР», принятом 27 июня 1981 г. Шестым пленумом Центрального комитета Коммунистической партии Китая (КПК) 11-го созыва, заседавшем в Пекине с 27 по 29 июня 1981 г. была поименно названы трое человек, имевших наибольшие заслуги в свержении «банды четырех». Были названы Хуа Гофэн, Е Цзяньин, Ли Сяньнян. В решении, в частности, говорилось:

 

«9 сентября 1976 г. умер Мао Цзэдун; контрреволюционный блок Цзян Цин усилил свою заговорщическую деятельность, направленную на захват высшей власти в партии и в государстве. Однако в первой декаде октября 1976 г. политбюро ЦК партии, осуществляя волю партии и народа, смело разгромило контрреволюционный блок Цзян Цин, положило конец беде — «великой культурной революции». Это великая победа всей партии, всей армии и народов всех национальностей всей страны, достигнутая в результате длительной борьбы. В борьбе за разгром контрреволюционного блока Цзян Цин товарищи Хуа Гофэн, Е Цзяньин, Ли Сяньнянь сыграли важную роль». Конец цитаты.

 

Стоит подчеркнуть, что Дэн Сяопин не принимал активного участия в операции по устранению от власти «банды четырех». Как пишет дочь Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong) в своей уже цитировавшейся книге воспоминаний «Мой отец Дэн Сяопин. Культурная революция: годы испытаний», Дэн Сяопин написал 10 октября 1976 г. письмо Хуа Гофэну и ЦК КПК, поддержав арест упомянутых лиц. После свержения «банды четырех», как указывает в сборнике «Смерть Мао Цзэдуна» советский дипломат Галенович, «Дэн Сяопин выжидал, пока ему снова будут предоставлены рычаги власти, учитывая мощь военных, которые его поддерживали». Согласно упомянутой книге дочери Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong), только «14 декабря 1976 г. ЦК КПК принял решение возобновить посылку документов Дэн Сяопину для ознакомления», и «в июле 1977 г. под нажимом Е Цзяньина, Ли Сяньняня и других старых товарищей Дэн Сяопин вновь появился в высших эшелонах власти».

Хуа Гофэн становится главой коммунистического Китая

 

Хуа Гофэн в 1977 году на вершине власти в коммунистическом Китае, как председатель Коммунистической партии Китая, премьер госсовета КНР и председатель Военного совета ЦК КПК.

Фото с обложки ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Хуа Гофэн в 1977 году на вершине власти в коммунистическом Китае, как председатель Коммунистической партии Китая, премьер госсовета КНР и председатель Военного совета ЦК КПК.

Фото с обложки ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Председатель Коммунистической партии Китая, премьер госсовета КНР и председатель Военного совета КПК Китая Хуа Гофэн (опускает бюллетень в ящик для голосования) и три заместителя председателя ЦК КПК Е Цзяньин (в очках, по правую руку от Хуа Гофэна), Дэн Сяопин (стоит следом за Е Цзяньинем), Ли Сяньнянь (стоит следом за Дэн Сяопином) и Ван Дунсин (стоит следом за Ли Сяньнянем) голосуют на XI съезде КПК, проходившем 12-18 августа 1977 года в Пекине.

Съезд подтвердил сложившийся на тот момент состав высшего руководства коммунистического Китая в составе вышеуказанных лиц, а также объявил об окончании т.н. «великой культурной революции» и еще раз осудил «банду четырех».

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Председатель Коммунистической партии Китая, премьер госсовета КНР и председатель Военного совета КПК Китая Хуа Гофэн (опускает бюллетень в ящик для голосования) и три заместителя председателя ЦК КПК Е Цзяньин (в очках, по правую руку от Хуа Гофэна), Дэн Сяопин (стоит следом за Е Цзяньинем), Ли Сяньнянь (стоит следом за Дэн Сяопином) и Ван Дунсин (стоит следом за Ли Сяньнянем) голосуют на XI съезде КПК, проходившем 12-18 августа 1977 года в Пекине.

Съезд подтвердил сложившийся на тот момент состав высшего руководства коммунистического Китая в составе вышеуказанных лиц, а также объявил об окончании т.н. «великой культурной революции» и еще раз осудил «банду четырех».

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Решением политбюро ЦК КПК, 7 октября 1976 г Хуа Гофэн занял посты председателя ЦК КПК, и председателя Военного совета ЦК КПК. В тот ж день когда было принято и соответствующее решение о выводе из руководства КПК «банды четырех».

 

Таким образом, в первый период после свержения «банды четырех» конфигурация высшего руководства коммунистического Китая стала представлять следующее. Хуа Гофэн как председатель ЦК КПК и председатель Военного совета ЦК КПК (с 7 октября 1976 г.), премьер госсовета КНР (назначен на этот пост еще при жизни Мао, со 2 февраля 1976 г.). Четыре заместителя председателя ЦК КПК: маршал Е Цзяньин (еще с 1973 г.), Дэн Сяопин (утвержден в этой должности на Третьем пленуме ЦК КПК 10-го созыва в августа 1977 г., при этом январе 1975 г. — апреле 1976 г. уже занимал аналогичную должность), Ли Сяньнянь и Ван Дунсин (оба утверждены в должности на Третьем пленуме ЦК КПК 10-го созыва в августе 1977 г., они впервые заняли эту должность).

 

Хуа Гофэн был утвержден на своих вышеназванных партийных постах на Третьем пленуме ЦК КПК 10-го созыва, который проходил в Пекине с 16 по 21 июля 1977 г.

 

На этом же пленуме произошло официальное восстановление Дэн Сяопина в прежних его должностях члена ЦК КПК, члена политбюро ЦК КПК, члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместителя председателя ЦК КПК, заместителя председателя Военного совета ЦК КПК, зампремьера госсовета КНР, и начальника Генштаба НОАК.

 

Пленум утвердил решение политбюро исключить из рядов КПК членов «банды четырех» Цзян Цин, Ван Хунвэня, Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюаня, также было утверждено решение об освобождение их от всех занимаемых ими должностей.

 

Интересно, что на том же пленуме прозвучала и первая (пока завуалированная) критика со стороны Дэн Сяопина в адрес Хуа Гофэна. Дэн Сяопин раскритиковал выдвинутый в феврале 1977 года Хуа Гофэном лозунг, известный как лозунг «два абсолюта»: «Абсолютно все решения, вынесенные Председателем Мао Цзэдуном, мы должны стойко защищать, абсолютно все указания, данные Председателем Мао Цзэдуном, мы должны неизменно соблюдать».

 

Как отмечало 21/07/2017 русское вещание «Международного Радио Китая» (бывшее «Радио Пекин») в своей передаче по истории Китая, цитируем «Дэн Сяопин на этом пленуме указал, что теория «двух абсолютов» (а именно: «Мы должны неуклонно отстаивать все решения Председателя Мао Цзэдуна. Мы должны неизменно следовать всем указаниям председателя Мао Цзэдуна»), — не соответствует марксизму...

 

Дэн Сяопин выступил на заключительном этапе пленума, подчеркнув необходимость точного и полного осмысления идей Мао Цзэдуна, невозможности их искажения и фрагментарного использования, а также важность следования линии масс и принципа «во всем основываться на реальных фактах»...

 

Третий пленум ЦК КПК 10-го созыва сыграл активную роль для разоблачения и осуждения «банды четырех» и восстановления в должностях Дэн Сяопина...

 

Год спустя, в конце 1978 года, в Пекине состоялся Третий пленум ЦК КПК 11-го созыва, который стал отправной точкой нового периода в истории Китая — курса реформ и открытости и строительства социалистической модернизации».

 

Заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин выступает с заключительным словом на XI съезде КПК, проходившем 12-18 августа 1977 года в Пекине. Незадолго до того, а именно на Третьем пленуме ЦК КПК 10-го созыва, который проходил в Пекине с 16 по 21 июля 1977 г., произошло восстановление Дэн Сяопина в прежних его должностях члена ЦК КПК, члена политбюро ЦК КПК, члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместителя председателя ЦК КПК, заместителя председателя Военного совета ЦК КПК, зампремьера госсовета КНР, и начальника Генштаба НОАК. Таким образом Дэн Сяопин вернулся к власти, но реформы пока не были провозглашены. Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

Заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин выступает с заключительным словом на XI съезде КПК, проходившем 12-18 августа 1977 года в Пекине.

Незадолго до того, а именно на Третьем пленуме ЦК КПК 10-го созыва, который проходил в Пекине с 16 по 21 июля 1977 г., произошло восстановление Дэн Сяопина в прежних его должностях члена ЦК КПК, члена политбюро ЦК КПК, члена постоянного комитета политбюро ЦК КПК, заместителя председателя ЦК КПК, заместителя председателя Военного совета ЦК КПК, зампремьера госсовета КНР, и начальника Генштаба НОАК. Таким образом Дэн Сяопин вернулся к власти, но реформы пока не были провозглашены.

Данная иллюстрация из ежемесячного иллюстрированного журнала КНР для заграницы «China Pictorial» (№11 за 1977 г.), фото приводится по английскому изданию. Напомним, этот журнал в тот период выходил в изданиях на шестнадцати языках, включая русский (как журнал «Китай»).

 

«Радио Пекин» (1976 г.) на русском о том, как Хуа Гофэн победил «банду четырех»

 

В этом разделе обратимся к уникальному материалу — записи передачи иновещания коммунистического Китая — «Радио Пекин» на русском языке 1976 года.

 

Материал был прислан нашим читателем Владимиром из Рыбинска (Россия). Еще будучи очень молодым человеком в 1970-х гг., Владимир записывал станции иновещания разных стран на русском языке. В том числе и «Радио Пекин». Кое-что в его архиве сохранилось и в виде аудиозаписей, а кое-что только в расшифровках текстов передач.

 

И далее предлагаем одну из таких расшифровок — текст по фрагменту русской передачи «Радио Пекин» от 22/10/1976, — т.е. передачи, вышедшей в эфир спустя всего две недели с момента ареста «банды четырех» и занятия Хуа Гофэном высших постов в коммунистическом Китае — постов председателя ЦК КПК, и председателя Военного совета ЦК КПК. Отметим, что в передаче восхваляют исключительно Хуа Гофэна, и (по привычке коммунистической пропаганды всех времен и народов отражать не правду, но некую придуманную реальность), в упомянутой трансляции вы не встретите, например, имени маршала Е Цзяньина и др.участников операции по свержению «банды четырех» (и сам термин «банда четырех» тогда еще не прижился, и воспроизводится пекинским иновещанием как «антипартийная группировка четырех»). Как, конечно, не упоминается в передаче и Дэн Сяопин, который тогда еше был отстранен от всех постов.

 

Итак, расшифровка в текст из передачи русского вещания «Радио Пекин» от 22/10/1976, в 20:00 Московского времени:

 

«Здравствуйте, дорогие советские радиослушатели! Начинаем передачу из Пекина на русском языке.

 

Говорит Пекин. Дорогие советские радиослушатели, 21 октября в столице нашей страны Пекине 1,5 миллиона воинов и жителей провели грандиозную демонстрацию, горячо приветствуя занятие товарищем Хуа Гофэном постов председателя ЦК КПК и председателя Военного совета ЦК КПК и восторженно отмечая великую победу возглавляемого председателем Хуа Гофэном Центрального комитета партии, который выполняя заветы председателя Мао Цзэдуна и выражая коренные интересы и общие чаяния всей партии, всей армии и всех народов страны, одним ударом сорвал темные планы антипартийной группировки Ван Хунвэня, Чжан Чуньцяо, Цзян Цин и Яо Вэньюаня, пытавшейся узурпировать верховную власть в партии и государстве.

 

Слушайте репортаж с этой демонстрации.

 

С раннего утра на площадь Тяньаньмэнь со всех концов города устремились колонны рабочих, пригородных коммунаров, командиров и бойцов НОА (напомним, Народно-Освободительная Армия Китая, НОАК, или НОА — так в КНР именуются вооруженные силы; Тяньаньмэнь — букв. площадь «врат небесного спокойствия» — главная площадь Пекина Прим. Portalostranah.ru), народных ополченцев, революционной гвардии, революционной интеллигенции, красногвардейцев, жителей и народных масс других слоев населения города.

 

В центре колонн демонстрантов плакаты, лозунги и транспаранты, портреты великого вождя и учителя председателя Мао Цзэдуна. Били в гонги и барабаны. Над колоннами колыхались красные знамена. Демонстрация вылилась в бурный ликующий поток. На величественной площади Тяньаньмэнь море красных знамен. Бой гонгов и барабанов, треск и шум фейерверков, цитирование лозунгов — всё это сливалось в единый радостный гул.

 

Широкие массы рабочих, крестьян и солдат глядя на огромный портрет великого вождя и учителя председателя Мао Цзэдуна в центре Красной башни Тяньаньмэнь с огромным воодушевлением во весь голос приветствуют быстрое осуществление мудрого решения, вынесенного при жизни великим вождем председателем Мао Цзэдуном.

 

Участник большой производственной бригады Мао Дунцзян с волнением сказал:

 

«Кадровые работники и коммунары нашей дуньшаньской народной коммуны горячо приветствуют мудрое постановление о занятии товарищем Хуа Гофэном постов председателя ЦК КПК и председателя Военного совета ЦК КПК.

 

Это постановление выражает чаяния многосотмиллионного народа. Великий вождь председатель Мао Цзэдун — спаситель крестьян, бедняков и низших середняков. Забота председателя Мао Цзэдуна — выше неба и глубже моря.

 

Антипартийная группировка Ван Хунвэня, Чжан Чуньцяо, Цзян Цин и Яо Вэньюаня произвольно извращала указания председателя Мао Цзэдуна и изменив марксизму-ленинизму, маоцзэдун-идеям в сговоре замышляла узурпировать верховную власть в партии и государстве, чтобы увести нашу страну на капиталистический путь. Мы крестьяне, бедняки и низшие середняки ни за что не допустим этого. Мы горячо приветствуем великую победу — разгром «антипартийной группировки четырех». Гневно осуждаем и критикуем их вопиющие преступления. Мы полны решимости под руководством ЦК партии во главе с товарищем Хуа Гофэном практическими действиями в ведении революции, стимулировании развития производства дать отпор «антипартийной группировке четырех» и довести до конца начатое председателем Мао Цзэдуном дело пролетарской революции в нашей стране».

 

Командиры и бойцы трех видов вооруженных сил героической НОАК, рабочие ополченцы столицы могучим и грозным потоком проходят через площадь Тяньаньмэнь. Они горячо приветствуют занятие товарищем Хуа Гофэном постов председателя ЦК КПК и председателя Военного совета ЦК КПК, горячо приветствуют великую победу — разгром тёмного плана «антипартийной группировки четырех» по узурпировании верховной власти в партии и государстве.

 

Заместитель командира роты Н-ской части пекинского гарнизона НОАК Гун Дэнин заявил корреспонденту «Жэньминь жибао» (букв. «Народная ежедневная газета», главная газета в КНР, орган ЦК КПК Прим. Portalostranah.ru):

 

«Антипартийная группировка Ван Хунвэня, Чжан Чуньцяо, Цзян Цин и Яо Вэньюаня прикрываясь знаменем марксизма проводила ревизионизм. Они являются буржуазными интриганами и карьеристами, типичными представителями внутрипартийной буржуазии, действующими каппутистами, нежелающими исправиться. Они нажили себе врагов, полностью потеряли своих друзей ради почестей и славы. Полное разоблачение их в глазах общественности — это поистине радостное и хорошее дело для народа.

 

Мы, бойцы охранных войск, денно и нощно стоящие на страже Тяньаньмэнь в столице великой Родины, обязуемся выполнить заветы председателя Мао Цзэдуна: теснейшим образом сплотиться вокруг ЦК партии во главе с председателем Хуа Гофэном и, решительно откликаясь на призыв ЦК партии, развернуть новый подъем в изучении трудов основоположников марксизма-ленинизма и произведений Мао Цзэдуна, глубоко разоблачать и критиковать вопиющие преступления «антипартийной группировки четырех», всегда повышать бдительность, крепко держать в руках винтовки, всегда зорко и настороженно защищать пролетарскую революционную линию председателя Мао Цзэдуна, чтобы вечно развевалось пятизвездное красное знамя над площадью Тяньаньмэнь, поднятое лично Председателем Мао Цзэдуном».

 

Грандиозная демонстрация жителей столицы Пекина продолжалась с раннего утра до позднего вечера. Когда сгустились сумерки, ярко засверкала огнями площадь Тяньаньмэнь и все высокие здания города. Беспредельной радостью и торжеством охвачены 8 миллионов пекинцев.

 

Вы слушали репортаж с грандиозной демонстрации 1,5 миллионов жителей и воинов столицы нашей родины Пекина, горячо торжествующих занятие товарищем Хуа Гофэном постов председателя ЦК КПК и председателя Военного совета ЦК КПК и великую победу контрреволюционного заговора «антипартийной группировки четырех» по узурпации верховной власти в партии и государстве.

 

22 октября на страницах газеты «Жэньминь жибао» напечатаны три революционные песни — «Интернационал», «Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов» и «Алеет Восток» и вместе с ними слово от редакции агентства «Синьхуа» («Синьхуа», букв. «Агентство «Новый Китай» — государственное информационное агентство КНР Прим. Portalostranah.ru).

 

В слове от редакции говорится: «Наше агентство сегодня вновь публикует три революционные песни — «Интернационал», «Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов» и «Алеет Восток». Председатель Мао Цзэдун лично призывал петь песни «Интернационал», «Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов» и «Алеет Восток» и руководил их исполнением.

 

Председатель Мао Цзэдун учил нас, что их надо не только петь, но и разъяснять и действовать в соответствии с ними. Сегодня эти три революционные песни будут вдохновлять всю нашу партию, всю нашу армию и все народы нашей страны теснейшим образом сплотиться вокруг ЦК партии во главе с товарищем Хуа Гофэном и высоко нести великое красное знамя марксизма-ленинизма, маоцзэдун -идей, мужественно идти вперед по революционному фарватеру , открытому председателем Мао Цзэдуном. А теперь вы послушайте «Интернационал», «Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов» и «Алеет Восток». Конец цитаты.

 

Аудиозапись приведенной выше передачи не сохранилась (сохранился только текст), но сейчас мы предлагаем вам услышать мелодию песни «Алеет Восток» из другой записи «Радио Пекин» на русском тех лет, — также присланной нашим читателем и радиолюбителем Владимиром из Рыбинска (Россия).

 

На аудиозаписи (ниже) — начало передачи на русском языке «Радио Пекин», иновещания коммунистического Китая — КНР, август 1977 года. И позывной у этой станции был в маоистский период, как раз, на мотив вышеупомянутой песни «Алеет Восток» (после позывного звучит и мелодия данной песни), и советским глушением, вскоре после начала передачи:

 

А вот русский перевод слов упомянутой песни «Алеет Восток»:

 

«Алеет Восток, взошло Солнце,

 

В Китае родился Мао Цзэдун.

 

Он работает ради счастья народа,

 

Он — звезда, спасающая народ.

 

Председатель Мао любит народ,

 

Он — наш вождь.

 

Чтобы строить новый Китай,

 

Он ведет нас вперед.

 

Коммунистическая Партия подобна Солнцу:

 

Приносит свет всюду, где она сияет.

 

Там, куда приходит Коммунистическая Партия,

 

Там народ становится свободным».

Постскриптум

 

В заключение справка о том, как сложились карьеры основных персоналий — вождей маоистского Китая без Мао, упомянутых в нашем обзоре:

 

Хуа Гофэн был председателем ЦК КПК с 7 октября 1976 г до 28 июня 1981 г. (его сменил выдвиженец Дэн Сяопина Ху Яобан, заняв эту должность, наряду с должностью генерального секретаря ЦК КПК; должность же председателя ЦК КПК вскоре была вообще упразднена); премьером госсовета КНР со 2 февраля 1976 г. по 10 сентября 1980 г.; председатель Военного совета ЦК КПК с 7 октября 1976 г. по 28 июня 1981 г. 29 июня 1981 г. Хуа Гофэн был перемещен на более низкий пост заместителем председателя ЦК КПК, на котором оставался до 13 сентября 1982 г. Затем он ушел на пенсию, но оставался членом ЦК КПК до 2002 года. Он был также посещал в качестве почетного гостя очередной, XVII съезд КПК в 2007 году. Он умер в Пекине 20 августа 2008 года, в возрасте восьмидесяти семи лет.

 

Е Цзяньин оставался заместителем председателя ЦК КПК и заместителем председателя Военного совета ЦК КПК до 1985 года. При этом был министром национальной обороны до 1978 г., после чего стал председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (марионеточного коммунистического парламента), и оставался на этой должности до 1983 года. Затем на пенсии. Умер в Пекине 22 октября 1983 г., в возрасте восьмидесяти девяти лет.

 

Ли Сяньнянь в 1977 г. стал заместителем председателя ЦК КПК, а с 1983 по 1988 гг. являлся председателем Китайской Народной Республики (формальным главой государства). В 1988-1992 гг. был председателем т.н. Народного политического консультативного совета (формальная, но почетная должность в консультативном совете из представителей КПК и сателлитных ей политических партий). Скончался на этой должности 21 июня 1992 года в возрасте восьмидесяти двух лет.

 

Ван Дунсин стал в 1977 году заместителем председателя ЦК КПК, однако уже в феврале 1980 г. потерял эту должность из-за своей поддержки Хуа Гофэна, хотя затем долгие годы и оставался членом ЦК. Умер 21 августа 2015 года в Пекине в возрасте девяносто девяти лет.

 

Дэн Сяопин был фактическим высшим лидером Китая с, примерно, 1978 года, и до 1997 г., т.е. года своей кончины. При этом он никогда не занимал поста главы КПК или правительства (госсовета). Официально Дэн Сяопин, даже став фактическим правителем коммунистического Китая, занимал должности, в основном, второго плана (если не считать должности председателя Военного совета ЦК КПК, которая является важнейшей в КНР), а именно: заместитель председателя ЦК КПК — с 1977 по 1982 гг.; председатель Военного совета ЦК КПК — с 1981 по 1989 гг.; председатель т.н. Народного политического консультативного совета Китая — с 1978 по 1983 гг.; и председатель (специально созданной под него) Центральной комиссии советников — с 1982 по 1987 гг. Из всех этих постов, как упоминалось, высшим постом, занятым  Дэн Сяопином, был пост председателя Военного совета ЦК КПК, и на этом посту Дэн Сяопин контролировал армию. Дэн Сяопин скончался в 1997 году, в Пекине, в возрасте девяноста трех лет.

 

Члены «банды четырех»:

 

Цзян Цин была приговорена к смертной казни с отсрочкой на два года в 1981 году. К 1983 году ее смертный приговор был заменен пожизненным заключением. В 1991 году выпущена из тюрьмы по медицинским показаниям, у нее был рак горла. Цзян Цин покончила жизнь самоубийством 14 мая 1991 года в возрасте семидесяти семи лет, повесившись в ванной пекинской больницы, где проходила лечение. До самой смерти утверждала, что служила делу революции и была всего лишь «верной собакой председателя Мао».

 

Ван Хунвэнь был приговорен к пожизненному заключению в 1981 г. Он умер от рака печени в больнице, где лечился 3 августа 1992 года в возрасте пятидесяти шести лет.

 

Чжан Чуньцяо был приговорен к смертной казни с двухлетней отсрочкой исполнения приговора в 1984 году. Позже его приговор был заменен на пожизненное заключение, а в декабре 1997 г. срок заключения новым приговором был сокращен до 18 лет. В 1998 году Чжан был освобожден из тюрьмы для лечения и больше не принимал участия в политической жизни. Умер от рака поджелудочной железы в Пекине 21 апреля 2005 г., в возрасте восьмидесяти восьми лет.

 

Яо Вэньюань был приговорен к 20 годам тюремного заключения в 1981 году. Был освобожден 5 октября 1996. По выходу из тюрьмы занимался литературным творчеством. Скончался от диабета в Шанхае 23 декабря 2005 года, в возрасте семидесяти четырех лет.

 

Этот обзор был подготовлен Portalostranah.ru по следующим основным источникам: книге авторства живущих в Великобритании: ученой, родившейся в КНР и эмигрировавшей в 1978 г. на Запад Юн Чжан и британского историка Джона Халлидея «Неизвестный Мао» (Jung Chang, Jon Halliday «Mao: The Unknown Story», вышла в Лондоне в 2005 г., есть русский перевод 2007 г.); вышедшему в Москве, в 2005 году, сборнику «Смерть Мао Цздуна» (рус.яз.), составленном бывшим руководящим сотрудником советским посольства в Пекине Галеновичем, — сборнику, содержащему материалы, опубликованные в КНР, включая статью китайского автора Дин Ци «Разгром «четверки». Факты», из сборника «Подоплека великих событий 1976 года». (составитель Сю Жу), вышедшему в Пекине, в издательстве «Дунфан чубаньшэ», в 1989 г. (кит.яз.) и воспоминания дочери Дэн Сяопина Дэн Сяожун (Deng Rong) «Мой отец Дэн Сяопин. Культурная революция: годы испытаний» (вышли в 1995 г., есть несколько русских переводов); передаче русского вещания «Международного Радио Китая» (бывшее «Радио Пекин») от 21/07/2017; уникальной записи русского вещания «Радио Пекин» от 22/10/1976, расшифровка текста упомянутой передачи «Радио Пекин» от 22/10/1976 был прислана Portalostranah.ru нашим читателем и радиолюбителем Владимиром из Рыбинска (Россия); другим материалам.

 

 

Опубликовано
28
09
2021
 
Portalostranah



Также по теме

Избранное с сайта на неделю: тексты, аудио, видео:
Правила приличий в одежде для женщин в Индии. Обзор
 
В этом обзоре поговорим о правилах приличий в одежде для женщин в современной Индии.
Подробнее...



 

География посетителей

 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.