Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Южный Судан – Черная Африка, решившая отделиться от арабского мира


В этом обзоре мы поговорим о территории, которая на глазах становится независимой страной.

Обывателям на Западе и в России кажется, возможно, что они ничего не знают об этом регионе. Но это впечатление обманчиво.

Жители Южного Судана уже много столетий назад попадали в Европу и Азию в качестве рабов, а европейский читатель часто встречает упоминания о выходцах из этой страны в описаниях восточных гаремов, и арабских и османских.

Сегодня Южный Судан является частью еще негласной, но теперь приобретающей официальный статус, границы, где проходит водораздел между исламским арабским миром и Черной Африкой. И, как кажется, в лице Южного Судана впервые за долгое время от арабского исламского мира отваливается территория, считающаяся вполне в него интегрированной.

Также на второй странице этого обзора материал из первоисточника, представляющий точку зрения правительства Южного Судана на политику, историю и географию своей страны.

На третьей странице - арабская реакция на отделение Южного Судана.





Арабы о независимости Южного Судана


 

Карикатура из прессы одной из исламских стран по поводу раздела Судана.  Здесь художник обвиняет Запад в том, что он способствовал суданского разделу, потакая аппетитам черной общины с юга страны.  Как представляется,  карикатура  не отражает  реальности,  т..к. главные виновники раздела не Запад, и даже не южносуданцы, а арабское правительство Судана в Хартуме, многие годы, начиная с ухода британцев, почти не думавшее о развитии юга Судана и насильно насаждавшее исламские законы среди христиан южносуданского региона.

Карикатура из прессы одной из исламских стран по поводу раздела Судана.

Здесь художник обвиняет Запад в том, что он способствовал суданского разделу, потакая аппетитам черной общины с юга страны.

Как представляется, карикатура не отражает реальности, т..к. главные виновники раздела не Запад, и даже не южносуданцы, а арабское правительство Судана в Хартуме, многие годы, начиная с ухода британцев, почти не думавшее о развитии юга Судана и насильно насаждавшее исламские законы среди христиан южносуданского региона.

 

 

Телеканал Al Jazeera о разделе Судана


 

Арабская пресса довольно болезненно отреагировала на итоги референдума, хотя и пыталась сохранять нейтральность. Тем не менее, она не упускала случая подчеркнуть, что в провале проекта единого государства в Судане также виноваты и англичане, которые еще в колониальные времена разделили управление Северным и Южным Суданом.

 

Катарский телеканал Al Jazeera, следующий традициям западной журналистики, пытался сохранять наибольшую сбалансированность в освещении причин отделения Южного Судана от арабского мира.

 

Далее несколько цитат из вещания канала на эту тему.

 

В своем материале, под отражающим арабский взгляд названием — «Гибель мечты» (от 01/01/2011 года), приуроченном к отмечаемому в первый день января празднику провозглашения независимости Судана от Великобритании, телеканал отмечал:

 

«Это наверное последний праздник независимости в истории единого Судана».

 

Al Jazeera рассказывает далее в репортаже о выходце с юга — чернокожем Дэнг Коне Дэнге (Deng Kon Deng), который долго жил в Хартуме, соглашаясь на грязную работу. Дэнг так и не смог интегрироваться в общество на Юге. Его арабский с акцентом, его презирает полиция, совершая набеги на его жилье в беднейшем квартале. Теперь Дэнг Кон Дэнг уезжает на корабле по Нилу домой — на Юг. Дэнг говорит, что такие как он всегда были голодны в собственной стране.

 

Затем Al Jazeera говорит о северных суданцах и об их переживаниях в контексте предстоящего разделения страны:

 

«Северяне традиционно стремились ориентироваться на арабский и исламский мир, где светлая кожа считается красивой — и некоторые стыдились черной кожи и языческих традиций своих африканских предков.

 

Хасан Ибрагим (Hassan Ibrahim), журналист и режиссер с Севера, отмечает, что «стыд и ненависть к самим себе толкали северных суданцев к маргинализации своих южных братьев».

 

(Сильный негритянский элемент привел к появлению особой народности — суданские арабы, одни из которых белолицы, а некоторые в своей внешности имеют сильное негроидное влияние. Причем это негроидное влияние происходило, главным образом, не от отдаленных племен Юга Судана, а от негритянских народностей Севера и Запада нынешнего Судана. Прим. Portalostranah.ru).

 

«Я переживаю... эту проблему», — заикается Севат Фаноус (Safwat Fanous), северянин и политический обозреватель. Затем мучительная пауза повисает на другом конце телефонной линии.

 

«Мы теряем южан как часть Судана», — говорит он после некоторого молчания. И продолжает:

 

«Мы потеряли на карте мира место страны, где выросли. Я пытаюсь скрыть свои страдания и печаль, делая вид, что это новое начало в день независимости. Но в глубине души нам больно.

 

К сожалению, они, южане, не нашли себя в большом едином Судане. Африканская идентичность Судана всегда рассматривалась как уступающая идентичности северян. Южане обычно рассматривались с негативной точки зрения как государством, а также, в некоторой степени, и населением на Севере.

 

Теперь цена ошибки, которую мы сделали — независимость Юга. И это больно, что мы не смогли преодолеть это никак иначе, чем предоставлением независимости Югу. В то время как ЮАР, например, была в состоянии исправить у себя подобную несправедливость, оставшись в рамках единой страны».

 

Но разделение общин было не всегда, утешает Al Jazeera далее:

 

«Суданская история наполнена историями смешанных браков, а также больших племенных и военных союзов между северянами и южанами, таких как легендарная дружбы между правителем динка Дэн Maджoка (Deng Majok) и арабским шейхом Бабу Нимир (Babo Nimir). Или арабских кочевников Верхнего Нила — sulaim, шейхи которых на протяжении веков получали свои полномочия исключительно от чернокожих королей народности шиллук.

 

Были и моменты в новейшей истории, когда южане и северяне считали, что они могут быть вместе.

 

После первого мирного соглашения, заключенного в 1972 году, южане начали поступать в университеты Севера, повстанцы с Юга были интегрированы в суданскую армию, а образованные южане получили рабочие места на гражданской службе. Северяне и южане начали взаимодействовать в едином социуме, и было чувство национальной гордости и энтузиазма в процессе создания единства в многообразии. Танцы, музыка и культурные особенности различных частей Судана ярко проявились, и люди отошли было от узкой концепции разделенного Судана.

 

После второго соглашения об установлении мира в 2005 году командир южан-повстанцев Джон Гаранг стал национальным лидером и героем. И не только для южан, но для миллионов северян, которые мечтали о новом многообразном Судане. Тогда в Хартуме сотни тысяч людей вышли приветствовать Гаранга и взглянуть на этого таинственного человека, который разрушил монополию северян на власть.

 

«Из-за борьбы Джона Гаранга, многие северяне начали чувствовать другую сторону истории», — говорит Севат Фаноус. И замечает: 

 

«Северяне начали понимать, что несправедливость в отношении южан имела место. Это не означает, что они хотели африканизировать или секуляризовать Судан. Но они приветствовали Гаранга и мирное соглашение как исправление исторической несправедливости, предоставившуюся им возможность поделиться богатством и властью с южанами».

 

Далее в своем репортаже Al Jazeera приводит слова упоминавшегося выше режиссера с Севера Хасана Ибрагима, который опасается, что авторитарный режим в Хартуме, лишившись нефти с Юга и потеряв баланс в лице южных структур, станет еще более авторитарным.

 

А Севат Фаваноус, также упоминавшийся в репортаже, стенает в интервью, что все произошло потому что никто в мире не хотел сильного единого Судана.

 

Он утверждает:

 

«Никто не хочет сильного, мощного Ирака, а также единого Судана — огромной могущественной страны с гигантскими запасами нефти, воды и плодородных земель. Тот, кто находится у власти в Хартуме, не будет обслуживать интересы соседних стран или США. И поэтому они (заграница) предпочли разрешать проблемы четырех-пяти маленьких Суданов, каждый из которых слаб и борется с другим, чем иметь дело с единым большим могущественным Суданом».

 

Однако после этой спорной реплики журналист телеканала Al Jazeera счел нужным уточнить:

 

«В конце концов, кажется, злейший враг Судана — это он сам».

 

В репортаже Al Jazeera также приводятся слова еще одного южанина, до последнего времени поддерживавшего единство страны — Галвака Денга (Galwak Deng), который, тем не менее, с обидой говорит:

 

«Северяне всегда были лишь начальниками для нас».

 

В финале репортажа Al Jazeera приводит нынешнюю обычную, растерянно-глуповатую, реакцию всего арабского мира на тему разделения Судана, правда делая это устами упомянутого в начале материала чернокожего работника Дэнга, который едет на корабле из Хартума навстречу неизвестности — на родину, на Юг. Дэнг говорит, указывая на пышную растительность на берегах Нила:

 

«Эти деревья, эта трава... Они суданские, они принадлежат всему Судану. Разве они не принадлежат всем нам? Если бы все было когда-то разделено поровну между общинами, то Судан был бы, наверное, уже самой сильной страной.

 

Судан располагает такими большими богатствами. Но никто не распределил их справедливо. Почему, это вопрос ко всем суданцам...

 

Больно. Как разделить эту реку, как разделить все это вокруг.

 

Или пусть каждый идет теперь своим отдельным путем. Но вы ведь хотите, чтобы был единый Судан? Кто же теперь будет вести нас к единству Судана? Или уже нет никого».

 

(Катарский телеканал Al Jazeera, вещание на английском языке от 01/01/20011)

 

Еще один материал катарского вещателя под названием «История разбитой страны» (от 05/01/2011).

 

Интервью Al Jazeera дает Джейми Доран (Jamie Doran) , ирландский режиссер, одетый на арабский манер в длинную до пят рубаху и традиционный головной убор:

 

«Так кто же виноват в нынешнем затруднительном положении Судана? Большинство северосуданских политиков и историков скажут вам, что виноваты англичане.


И у критиков есть веские аргументы.

 

Разделение страны в 1922 году, после которого северяне больше не могли посещать Юг (свыше десятой параллели), а южане — Север (выше восьмой параллели) закрепило следующее положение вещей: мусульмане были остановлены в возможности распространения их веры на Юг, в то время как Британия открыто поддержала поток христианских миссионеров, хлынувших на южносуданские территории. Это создало разделение.


Но действительно ли, только британцы виноваты? Вопрос, который должен ставиться сегодня: почему в течение 55 лет с тех пор, как колонизаторы ушли, правительство Судана почти не инвестировало в проекты на Юге?

 

По сей день здесь имеется только 50 км дорог с твердым покрытием,  и это в стране размером с Францию. Неграмотность среди женщин на юге Судана составляет почти 100%. Тут царит бедность, здравоохранение практически отсутствует, а население часто голодает.

 

Добавьте к этому попытки северных политиков навязать свое собственное толкование законов шариата (печально известные как «сентябрьские законы») и распространить их на Юг. Север утверждал свое господство силой, и Юг неизбежно восстал...


При этом 80% запасов нефти сосредоточено на Юге, в то время как трубопровод относится к Северу».

 

(Катарский телеканал Al Jazeera, вещание на английском языке от 05/01/2011) (Врезка подготовлена Мониторингом Portalostranah.ru).

 

 

Portalostranah.ru

 

Опубликовано 11/06/2011; Дополнено 24/06/2011

 

 



Опубликовано
14
06
2011
 
Portalostranah





Также по теме

Избранное с сайта на неделю: тексты, аудио, видео:
Правила приличий в одежде для женщин в Индии. Обзор
 
В этом обзоре поговорим о правилах приличий в одежде для женщин в современной Индии.
Подробнее...



 

География посетителей

 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.