Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Сулейман Великолепный, его правление, и его семья


Информация о жизни одного из самых знаменитых османских султанов Сулеймана Великолепного (годы правления 1520-1566, родился в 1494 г., сконч. в 1566 г.). Сулейман также прославился своей связью с украинской (по другим данным, польской или русинской) рабыней Роксоланой - Хюррем.

Мы процитируем здесь несколько страниц из очень уважаемой, в том числе и в современной Турции, книги английского автора лорда Кинросса «Расцвет и упадок Османской империи (вышла в 1977 году), а также приведем некоторые выдержки из передач иновешания Радио «Голос Турции».

Подзаголовки и оговоренные примечания в тексте, а также примечания к иллюстрациям Portalostranah.ru



Османы в Индийском Океане и в Персидском заливе, а также попытка взятия Мальты

 

Восточные завоевания Сулеймана на суше расширили возможную сферу экспансии на море за пределы вод Средиземного моря. Летом 1538 года, пока Барбаросса со своим флотом из Золотого Рога сражался против сил Карла V в Средиземном море, с выходом из Суэца в Красное море другого флота османов был открыт второй военно-морской фронт.

 

Командующим этим флотом был Сулейман-аль-Хадим («Евнух»), паша Египта. Его местом назначения был Индийский океан, в водах которого португальцы добились угрожающей степени превосходства. В их планы входило повернуть торговлю Востока со старинных путей Красного моря и Персидского залива на новый маршрут вокруг мыса Доброй Надежды.

 

Как и для его отца, это было предметом тревоги Сулеймана, и ныне он был готов предпринять меры в ответ на обращение собрата, шаха Бахадура, мусульманского правителя Гуджарата, расположенного на Малабарском побережье к северу от Бомбея. Бахадур был брошен в объятия португальцев давлением со стороны войск императора Великих Моголов Хумаюна, вторгшегося в его земли наряду с землями султана Дели. Он разрешил им построить крепость на острове Диу, откуда теперь стремился их изгнать.

 

Сулейман доброжелательно выслушал посла шаха Бахадура как мусульманин мусульманина. В качестве главы правоверных, как ему представлялось, его долгом было помогать Полумесяцу везде, где бы только тот ни вступал в конфликт с Крестом. В соответствии с этим христианские враги должны быть изгнаны из Индийского океана. К тому же португальцы возбудили враждебность султана своим сопротивлением торговле османов. Португальцы захватили остров Ормуз, господствующий над входом в Персидский залив, подобным же образом пытались захватить Аден, господствующий над Красным морем. Более того, они направили отряд кораблей на помощь христианскому императору во время захвата им Туниса. Все это послужило султану серьезным поводом для того, чтобы предпринять экспедицию в Азию, которую он обдумывал на протяжении уже нескольких лет.

 

Сулейман-паша Евнух, который командовал экспедицией, был человеком преклонного возраста и столь тучного телосложения, что с трудом мог вставать на ноги даже при помощи четырех человек. Но его флот состоял из почти семидесяти судов, хорошо вооруженных и оснащенных, и имел на борту значительное сухопутное войско, ядро которого составляли янычары. Теперь Сулейман-паша следовал вниз по Красному морю, арабские берега которого, удерживаемые неуправляемыми шейхами, были еще раньше опустошены судном-корсаром в ходе умиротворения их султаном Египта.

 

Достигнув Адена, адмирал повесил местного шейха на нок-рее своего флагманского корабля, разграбил город и превратил его территорию в турецкий санджак. Таким образом, вход в Красное море теперь находился в руках турок. Поскольку их мусульманский союзник в Индии — Бахадур — тем временем умер, Сулейман-паша отправил в Стамбул в качестве подарка султану большой груз золота серебра, которые Бахадур оставил на хранение в священном городе Мекке.

 

Далее, однако, вместо того чтобы вести поиски флота португальцев и в соответствии с приказанием султана завязать с ними бой в Индийском океане, в котором, благодаря превосходству в огневой мощи, можно было рассчитывать на успех, паша, предпочтя воспользоваться преимуществами благоприятного попутного ветра, поплыл по прямой через океан, к западному побережью Индии. Сулейман-паша высадил войска на остров Диу и, вооруженный несколькими орудиями крупного калибра, которые были перевезены через Суэцкий перешеек, заложил осаду расположенной на острове португальской крепости. Солдаты гарнизона, которым помогала женская часть населения, мужественно защищались.

 

В Гуджарате преемник Бахадура, помня о судьбе шейха Адена, был склонен рассматривать турок как более серьезную угрозу, чем португальцев. Вследствие этого он отказался подняться на борт флагманского корабля Сулеймана и не обеспечил его обещанными припасами.

 

После этого до турок дошли слухи о том, что португальцы собирают в Гоа большой флот в помощь Диу. Паша благополучно ретировался, вновь пересек океан и укрылся в Красном море. Здесь он умертвил правителя Йемена, подобно тому, как он ранее убил правителя Адена, и подчинил его территорию власти турецкого губернатора.

 

Наконец, надеясь, несмотря на свое поражение Индийском океане, подтвердить свой статус «воина веры» в глазах султана, он совершил паломничество в Мекку, перед тем как проследовать через Каир в Стамбул. Тут паша действительно был вознагражден за свою преданность местом в Диване среди визирей султана. Но турки больше не пытались распространить господство столь далеко на восток.

 

Султан, однако, продолжал бросать португальцам вызов, проявляя активность в Индийском океане.

 

Хотя турки господствовали в Красном море, они сталкивались с препятствиями в Персидском заливе, из которого португальцы, благодаря своему контролю над Ормузским проливом, не выпускали турецкие корабли. В плане возможностей для судоходства это нейтрализовало факт овладения султаном Багдадом и портом Басра в дельте Тигра и Евфрата.

 

Османы на море:

 

Османы и Барбаросса в Средиземном море на стр.5 этого обзора;

 

О Барбароссе также см. в «Очерке турецких нравов» на нашем сайте;

 

О морском музее Бешикташ в Стамбуле;

В 1551 году султан направил адмирала Пири Рейс, командовавшего военно-морскими силами в Египте, с флотом в составе тридцати кораблей вниз по Красному морю и вокруг Арабского полуострова с целью выбить португальцев из Ормуза.

 

Пири Рейс был выдающимся мореходом, родившимся в Галлиполи (город в европейской части Турции на проливе Дарданеллы., ныне город известен как Гелиболу. Прим. Potralostranah.ru), портовые дети «которого (по словам турецкого историка), «росли в воде как аллигаторы. Их люльками являются лодки. Днем и ночью их укачивает в сон колыбельная песня моря и кораблей». Используя опыт юности, проведенной в пиратских рейдах, Пири Рейс стал выдающимся географом, написавшим содержательные книги по мореходству, — одну из них об условиях навигации в Эгейском и Средиземном морях, — и составил одну из первых карт мира, которая включала часть Америки.

 

Теперь адмирал захватил Маскат и залив Омана, который лежал напротив враждебного пролива, и разорил земли вокруг Ормуза. Но он не смог захватить крепость, которая защищала бухту. Вместо этого адмирал отплыл в северозападном направлении, вверх по Персидскому заливу, нагруженный богатствами, которые он собрал с местных жителей, затем еще выше но эстуарию до Басры, где поставил свои корабли на якорь.

 

Португальцы преследовали Рейса, надеясь закупорить его флот в этом убежище.

 

В ответ на это продвижение «мерзких неверных» Пири Рейс подло ушел с тремя богато нагруженными галерами, избегая встречи с португальцами, чтобы проскользнуть через пролив, и бросил свой флот врагу. По возвращении в Египет, потеряв одну галеру, адмирал был немедленно арестован турецкими властями и по получении приказа султана обезглавлен в Каире. Его богатства, включая большие фарфоровые урны, полные золота, были отправлены в Стамбул султану.

 

Преемник Пири, корсар Мурад-бей, получил от Сулеймана указание прорваться через Ормузский пролив из Басры и привести остатки флота обратно в Египет. После того как он потерпел |неудачу, задание было поручено опытному моряку по имени Сиди Али Рейс, предки которого были управляющими военно-морским арсеналом в Стамбуле. Он под вымышленным именем Катиба Руми был выдающимся писателем, а также математиком, знатоком навигации и астрономии и даже богословом. В дополнение еще и пользовался некоторой известностью поэта. После переоснащения пятнадцати судов в Басре Сиди Али Рейс вышел в море, чтобы столкнуться с португальским флотом, который численностью превосходил ходил его собственный. В ходе двух столкновений вне Ормуза более жестоких, как он писал впоследствии, чем любое сражение между Барбароссой и Андреа Дориа в Средиземном море, он потерял треть кораблей, но прорвался с остальными в Индийский океан.

 

Здесь на корабли Сиди Али Рейса обрушился шторм, в сравнении с которым «шторм в Средиземном море столь же незначителен, как песчинка; день невозможно отличить от ночи, и волны поднимаются, как высокие горы». В конце концов он в дрейфе достиг побережья Гуджарата. Тут, будучи теперь беззащитным против португальцев, опытный моряк вынужден был сдаться местному султану, на службу к которому перешли некоторые его соратники. Лично он с группой соратников направился в глубь материка, где предпринял длительное путешествие домой через Индию, Узбекистан, Трансоксиану и Персию написав отчет, наполовину в стихах, наполовину в прозе, о своих путешествиях, и был вознагражден султаном повышением его жалованья со значительными начислениями для себя и свои соратников. Он должен был также написать подробную работу и морях, примыкавших к Индии, основываясь на собственном опыте и на арабских, и персидских источниках.

 

Но снова плавать по этим морям султану Сулейману не довелось. Его морские операции в этой области служили цели сохранении турецкого господства над Красным морем и сдерживания португальского воинского контингента, постоянно находившегося у входа и Персидский залив. Но он сверх меры растянул свои ресурсы и больше не мог поддерживать военные операции на двух столь различных морских фронтах. Точно так же император Карл V, хотя он и удерживал Оран, как Сулейман — Аден, не смог из-за противоречащих друг другу обязательств сохранить свои позиции и западном участке Средиземноморского бассейна.

 

Еще одна краткосрочная кампания была навязана Сулейману к востоку от Суэца. Она сосредоточилась вокруг изолированного горного королевства Абиссинии. Со времени покорения османами Египта его христианские правители добивались от португальцев помощи против угрозы со стороны турок, принявшей форму поддержки османами мусульманских вождей вдоль побережья Красного моря и в глубине материка, которые время от времени возобновляли военные действия против христиан, и в конце концом силой отобрали у них всю Восточную Абиссинию.

На это в 1540 году португальцы ответили вторжением в страну вооруженного отряда под командованием сына Васко да Гамы. Прибытие отряда совпало с восхождением на абиссинский трон энергичного молодого правителя (или негуса) по имени Клавдий, иначе известного как Гэлаудеос. Он немедленно перешел в наступление и во взаимодействие с португальцами держал турок в состоянии боевой готовности на протяжении пятнадцати лет. Склонив на свою сторону племенных вождей, которые раньше поддерживали их, султан в конце концов предпринял активные действия в войне по захвату Нубии, предназначенной служить угрозой Абиссинии с севера. В 1557 году султан захватил порт Массауа в Красном море, который служил базой для всех операций португальцев внутри страны, и Клавдию пришлось воевать в изоляции, и он погиб в бою два года спустя. После этого сопротивление Абиссинии сошло на нет; и эта гористая страна христиан, хотя и сохранившая свою независимость, больше не представляла угрозы для своих мусульманских соседей.

 

В Средиземноморье после смерти Барбароссы мантия главного корсара легла на плечи его протеже Драгута (или Торгута). Анатолиец с образованием, полученным в Египте, он служил мамлюкам в качестве артиллериста, став специалистом по применению артиллерии в военных действиях, прежде чем начать плавать на корабле в поисках приключений и удачи. Его доблестные деяния привлекли внимание Сулеймана, который назначил Драгута командующим галерами султана...

 

Противником, против которого они выступили в 1551 году, был орден рыцарей святого Иоанна Иерусалимского, изгнанный с Родоса, но теперь утвердившийся на острове Мальта. Драгут сначала отвоевал у рыцарей Триполи, чтобы быть назначенным его официальным губернатором.

 

Когда в 1558 году умер император Карл V, его сын и наследник Филипп II собрал в 1560 году в Мессине большой христианский флот для возвращения Триполи, сначала заняв и укрепив наземными силами остров Джербу, бывший когда-то одним из первых опорных пунктов Барбароссы. Но тут его ожидало внезапное нападение большого флота турок, прибывшего из Золотого Рога. Это вызвало панику среди христиан, заставив их броситься обратно на суда, многие из которых были потоплены, тогда как уцелевшие отправились обратно в Италию. Гарнизон крепости был затем доведен голодом до полного подчинения, в значительной мере благодаря остроумному решению Драгута, который захватил стены крепости и разместил на них свои войска.

 

Масштабы поражения были для христианского мира катастрофой большей, чем какая-либо другая в этих водах со времен провала попытки императора Карла захватить Алжир. Турецкие корсары дополнили ее, установив контроль над больше частью североафрикаиского побережья, за исключением Орана, который оставался в руках испанцев. Осуществив это, они рискнули выйти в Атлантику через Гибралтарский пролив, чтобы достичь Канарских островов и охотиться на огромные испанские торговые суда с их богатым грузом, следующие из Нового Света.

 

Борьба за Мальту

 

Как результат был открыт путь к последнему знаменитому опорному пункту христиан — острову-крепости Мальте. Стратегическая база рыцарей к югу от Сицилии, она господствовала на проливами между востоком и западом и, таким образом, представляя собой главный барьер на пути установления султаном полного контроля над Средиземным морем. Как хорошо понимал Сулейман, наступило время, по словам Драгута, «выкурить это гнездо гадюк».

 

Дочь султана Михримах, ребенок Роксоланы и вдова Рустема, которая утешала и влияла на него в последние годы его жизни уговаривала Сулеймана предпринять кампанию в качестве священного долга против «неверных».

 

Ее голос звучным эхом отзывался среде обитателей Сераля после захвата рыцарями большого торгового судна, следовавшего из Венеции в Стамбул. Судно принадлежало начальнику черных евнухов, оно везло ценный груз предметов роскоши, в котором главные дамы гарема имели свои доли.

 

Семидесятилетний Сулейман не предполагал лично возглавить экспедицию против Мальты, как он это сделал в годы против Родоса. Он разделил командование поровну между своим главным адмиралом, молодым Пиале-пашой, возглавившим военно-морские силы, и своим старым генералом, Мустафа-пашой, возглавившим сухопутные войска.

 

Вместе они сражались под личным знаменем султана, с привычным диском с золотым шаром и полумесяцем, увенчанным конскими хвостами. Зная об их неприязненном отношении друг к другу, Сулейман призывал их к сотрудничеству, обязав Пиале относиться к Мустафе как к уважаемому отцу, а Мустафу — обращаться с Пиале как с любимым сыном. Его великий визирь Али-паша, когда он сопровождал двух командующих на борт корабля, весело заметил: «Здесь мы имеем двух джентльменов с чувством юмора, всегда готовых насладится кофе и опиумом, собираясь отправиться в приятное путешествие на острова. Бьюсь об заклад, что их суда полностью загружены арабским кофе, бобами и экстрактом белены».

 

Но в смысле ведения войны в Средиземноморье султан с особым уважением относился к мастерству и опыту Драгута, а также корсара Улудж-Али, в данные момент находившегося вместе с ним в Триполи. Он использовал и качестве консультантов экспедиции, поручая обоим командующим Мустафе и Пиале — доверять им и не предпринимать ничего без согласия и одобрения.

 

Враг Сулеймана Великий Магистр рыцарей Жан де ла Валет был жестким, фанатичным борцом за христианскую веру. Родившийся том же году, что и Сулейман, он сражался против него во время осады Родоса и с той поры посвятил всю свою жизнь служению своему ордену. Ла Валет сочетал в себе мастерство закаленного воина с преданностью религиозного лидера. Когда стало ясно, что осада неминуема, он обратился к своим рыцарям с заключительной проповедью: «Сегодня на карту поставлена наша вера и решается, должно ли Евангелие уступить Корану. Бог просит наши жизни, которые мы обещали ему согласно делу, которому мы служим. Счастливы те, кто может пожертвовать своей жизнью».

 

(Тогда, в 1565 году, Великая осады Мальты не увенчалась упехом. От последствий ранения головы осколками ядра во время осады скончался упомянутый выше османский военачальник Драгута. Мальта устояла в качестве бастиона христиан в Средиземном море, и продолжала находиться под управлением Мальтийского ордена до 1798 года, когда была оккупирована Наполеоном, двигавшимся в Египет. С 1814 году Мальта стала британской колонией. С 1964 года — независима. Прим. Portalostranah.ru)

 

(После неудачной осады) турецкая армада уже плыла прочь в восточном направлении, начав свой тысячемильный переход к Босфору. Уцелела едва ли одна четвертая часть ее общего состава.

 

Опасаясь приема, который им окажет султан, два турецких командира приняли меры предосторожности, выслав впереди себя с депешами быстроходную галеру, чтобы сообщить новость и дать его темпераменту время остыть. Достигнув внутренних вод, они получили приказ, чтобы флот в коем случае не заходил в гавань Стамбула до наступления темноты. Сулейман действительно был взбешен новостью об этом бесславном поражении от рук христиан. В свое время он нашел средство спасти достоинство турецкой армии после отступлении от Вены. Но в случае с Мальтой тот унизительный факт, что он получил решительный отпор, не пытались скрыть. Здесь было начало конца попыток султана установить господство османов над Средиземноморьем.

 

По поводу этой неудачи Сулейман горько заметил: «Только со мной мои армии добиваются триумфа!» Это не являлось пустым бахвальством. Мальта действительно была утрачена из-за отсутствия такого же сильного, единого командования, какое выиграло для него остров Родос в его юности, у того же самого непримиримого христианского врага.

 

Только сам султан, держащий в своих руках никем не оспариваемую личную власть над своими войсками, мог достичь желанной цели. Только таким образом Сулейман с его особыми правами на суждение в совете, решение в руководстве и непреклонность в действиях достигал цели на протяжении сорока пяти лет почти непрерывных побед. Но Сулейман уже приближался концу своего жизненного пути.

 

Продолжение см. на сл. странице.

Опубликовано
29
01
2012
 
Portalostranah





Также по теме

Избранное с сайта на неделю: тексты, аудио, видео:
Кришна: бог, герой, любовник. По индийским публикациям
 
Предлагаем вашему вниманию материал из архива Portalostranah.
Подробнее...
Климат Японии и природа Японии, или цикада движется к северу - очерк о японском климате, его изменениях и физической географии Японии
 
Этот материал по нескольким японским источникам дает представление о климате и физической географии Японии.
Подробнее...
Шведская традиция конца лета: Поедание раков
 
Обзор об одной из главных традиций шведского лета - «августовском поедании раков».
Подробнее...



 

География посетителей

 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.