Общение с читателями и новое на сайте:


 
- A +

Сулейман Великолепный, его правление, и его семья


Информация о жизни одного из самых знаменитых османских султанов Сулеймана Великолепного (годы правления 1520-1566, родился в 1494 г., сконч. в 1566 г.). Сулейман также прославился своей связью с украинской (по другим данным, польской или русинской) рабыней Роксоланой - Хюррем.

Мы процитируем здесь несколько страниц из очень уважаемой, в том числе и в современной Турции, книги английского автора лорда Кинросса «Расцвет и упадок Османской империи (вышла в 1977 году), а также приведем некоторые выдержки из передач иновешания Радио «Голос Турции».

Подзаголовки и оговоренные примечания в тексте, а также примечания к иллюстрациям Portalostranah.ru



Пират Барбаросса на службе Сулеймана: Борьба за превращение Средиземноморья в «Османское озеро»

 

Теперь султану Сулейману предстояло изменить форму в наступательной стратегии. Растянув по всей Европе свои военные ресурсы настолько, что под стенами Вены их оказало недостаточно, он больше не замышлял территориальной экспансии. Сулейман ограничился устойчивым владением империи в Юго-Восточной Европе, которое ныне простиралось далеко на север Дуная, включая значительную часть Венгрии, немного не доходя границ Австрии. В своих сухопутных операциях султан отвернул от Европы, чтобы продолжить экспансию в Азии, где ему предстояло провести три продолжительные кампании против Персии.


Его военные действия против Габсбургов, все еще имевшие цель противостояние «королю Испании», продолжались столь же целеустремленно, как и раньше, но в другой стихии, а именно Средиземном море, над водами которого флот османов, поднимавшийся на фундаменте, ранее заложенном Мехмедом Завоевателем должен был скоро начать господствовать.

 

До сих пор император не осмеливался проникать в Восточное Средиземноморье, равно как и султан не пытался проникнуть в Западное. Но теперь он был намерен встретить императора во внутренних водах последнего, вокруг Италии, Сицилии и Испании...

 

Так гази азиатского континента превратились в гази Средиземного моря. Время для этого было самым подходящим. Падение халифа Фатимидов (арабская династия в Египте. Прим. Portalostranah.ru) сопровождалось упадком зависимых от него мусульманских династий. В результате берберское побережье Северной Африки попало в руки не контролировавшихся ими мелких племенных вождей, использовавших тамошние гавани для пиратства.

 

Они встретили активную поддержку со стороны мавров, которые бежали в Северную Африку, после того как мусульманское королевство Гренады пало в 1492 году под ударами испанских христиан. Эти мусульмане в своей жажде отмщения стимулировали поручившую широкое распространение враждебность в отношении христиан и осуществляли настойчивые пиратские рейды к южным берегам Испании.

 

Испанцы, которыми правила королева Изабелла, были вынуждены принимать ответные меры возмездия, перенеся войну в Северную Африку и установив свой собственный контроль над рядом ее портов. Мавры нашли действенных лидеров в лице двух братьев-мореплавателей, Оруджа и Хайреддина Барбаросса.

 

Отважные рыжебородые сыновья гончара, христианского вероотступника, ушедшего в отставку из корпуса янычар и женатого на вдове греческого священника, они были турецкими подданными с острова Лесбос, пресловутого центра христианского пиратства, господствовавшего над входом в Дарданеллы. Став одновременно корсарами и торговцами, они основали свою штаб-квартиру на острове Джерба, между Тунисом и Триполи, удобном трамплине, с которого можно было крейсировать на судоходных путях и совершать налеты ни побережья христианских государств. Имея гарантии защиты со стороны правителя Туниса, Орудж подчинил себе многих местных племенных вождей и наряду с другими портами освободил от испанцев Алжир. Однако когда он попытался утвердить свое вооруженное присутствие в глубине материка, в Тлемсене, он потерпел поражение и погиб от рук испанцев — сражаясь, как сказано в хронике, «подобно льву, до последнего вздоха».

 

После его гибели, случившейся в 1518 году, Хайреддин Барбаросса, будто подтверждая, что он был наиболее способным из двух братьев-корсаров, стал крупным флотоводцем на службе у турок в Средиземном море. Сначала он укрепил свои гарнизоны, расположенные вдоль побережья, и заключил союзы с арабскими племенами внутренних территорий. Затем он установил контакты с султаном Селимом, который завершил свое завоевание Сирии и Египта и правый фланг которого мог быть с выгодой для него прикрыт силами соотечественников-османов, расположенными вдоль североафриканского побережья. Барбаросса, как гласит запись, направил в Стамбул корабль с богатыми подарками султану, сделавшему его бейлербеем Африки, выслав в Алжир традиционные символы должности — лошадь, турецкую саблю и знамя из двух хвостов — наряду с оружием и отрядом солдат, разрешением облагать налогами других и привилегиями, дававшимися янычарам.

 

Вплоть до 1533 года преемник Селима Сулейман, до того времени занятый своими сухопутными кампаниями в Европе, не вступал в прямые контакты с Барбароссой, подвиги которого в столкновении с силами императора в Западном Средиземноморье были ему хорошо известны. На сейчас султана беспокоил тот факт, что морские силы христиан проникли в предыдущем году из западной в восточную часть Средиземноморья. Ими командовал умелый генуэзский адмирал Андреа Дориа, который сменил свою верность королю Франции на верность габсбургскому императору.

 

Пройдя Мессинский пролив, Дориа вошел во внутренние воды турок, чтобы захватить Корон на северозападной оконечности Греции. Он взялся подобным путем создать тактический противовес в момент когда султан вел осаду Гюнса, недалеко от Вены. Султан направил сухопутные войска и флот, которые, несмотря на численное превосходство, не смогли отбить Корон. Хотя позже христиане были вынуждены эвакуировать порт, Сулейман был озадачен этой неудачей, поняв, что, пока он укреплял свои сухопутные силы, было допущено ухудшение состояния морских сил до такого уровня, когда они перестали быть равными морским силам Запада. Требовались решительные, тем более неотложные меры по реорганизации, поскольку султан был накануне отъезда на кампанию против Персии и нуждался в обеспечении защиты внутренних морей в свое отсутствие.

 

В результате Сулейман направил конвой в Алжир, приказав Барбароссе явиться к нему в Стамбул. Не проявляя спешки, что приличествовало его статусу правителя, Барбаросса в надлежащее время осуществил исполненное величия прохождение в церемониальном строю сорока ярко расцвеченных судов своего берберского флота через Дарданеллы, вокруг мыса Сераль (где располагался дворец султана. Прим. Portalostranah.ru) и в гавань Золотого Рога. Он привез подарки султану на царском уровне, включая обилие золота, драгоценных камней и дорогих тканей в объемах, которые способен нести верблюд; бродячий зверинец львов и других африканских животных; также большую группу молодых христианских женщин, каждая из которых была украшена подарком из золота или серебра.

 

С белевшей по мере старения бородой, свирепыми кустистыми бровями, но все еще здоровый и сильный физически Барбаросса засвидетельствовал почтение султану во время аудиенции в Диване, сопровождаемый капитанами восемнадцати галер, закаленными морскими волками, которым были пожалованы почетные одежды и денежные пособия, тогда как Барбаросса был назначен капудан-пашой, или главным адмиралом. Получив задание султана «показать свое умение в строительстве кораблей», они направились на имперские верфи, чтобы осуществлять надзор, ускорить и внести коррективы в ведущиеся работы по строительству. Благодаря усилиям в эту зиму морская мощь султана вскоре стала распространяться по всем водам Средиземного моря и большей части североафриканского побережья.

 

Барбаросса был убежденным сторонником активного сотрудничества между Турцией и Францией в Средиземноморье. Он видел в этом союзе эффективный противовес морской мощи Испании. Это отвечало планам султана, который теперь намеревался продолжить борьбу против императора Карла скорее на море, чем на суше, и аналогичным планам самого короля Франциска, которому это обещало помощь на море против итальянских владений императора...Такая политика вела к турецко-французскому договору 1536 года с его секретными статьями о совместной обороне.

 

Тем временем летом 1534 года, вскоре после отъезда султана в Персию, Барбаросса направился со своим флотом через Дарданеллы в Средиземное море. Флоты этого времени, типичным представителем которых был флот Барбароссы, состояли главным образом из больших галер, «линкоров» своего времени, приводимых в движение гребцами, в преобладающей степени рабами, захваченными в плен во время сражений или каким-либо иным способом; весельных галионов, или «эскадренных миноносцев», меньших по размерам и более быстроходных, приводимых в движение свободными людьми более профессионального уровня; галеонов, «линейных кораблей», приводимых в движение только парусами; кроме того, галеасов, приводимых в движение частично парусами и частично гребцами.

 

Османы на море:

 

 

Османы в Индийском Океагн и Заливе на стр.9 этого обзора;

 

 

О Барбароссе также см. в «Очерке турецких нравов» на нашем сайте;

 

 

О морском музее Бешикташ в Стамбуле;

Барбаросса решил продвигаться в западном направлении, чтобы опустошить побережья и порты Италии вдоль Мессинского пролива и севернее, во владениях Неаполитанского королевства. Но его более насущной целью был Тунис — королевство, ныне ослабленное кровопролитными расколами в местной хафсидской династии, которое он обещал султану (Хафсиды — арабизированная берберская династия, отколовшаяся от правивших раннее в Испании и Марокко арабских династий. Прим. Portalostranah.ru).

 

Хайреддин стал задумываться о создании владения османов под собственным эффективным управлением, которое простиралось бы в виде цепи портов вдоль всего побережья — спорной Африки, начиная от Гибралтарского пролива до Триполи. Под предлогом восстановления власти беглого принца династии он высадил своих янычар в Ла-Голетте, в самом узком месте канала, который вел к озерной гавани Туниса.

 

Здесь, как пираты, свободные своих действиях, он и его брат Орудж в прошлом имели разшение укрывать свои галеры. Барбаросса был готов начать атаку. Но его репутация и сила были ныне таковы, что правитель Мулай Хасан бежал из города, претендент на его трон был отвергнут и Тунис был аннексирован Османской империей...

 

Император Карл (Карл V) тут же осознал, что Сицилию невозможно было бы удержать. Сначала он попытался противостоять с помощью интриги. Он направил генуэзского посла, хорошо знавшего Северную Африку, в качестве шпиона в Тунис, дав ему инструкции поднять против турок мятеж при поддержке свергнутого с трона правителя Мулай Хасана. На случай, если бы мятеж не удался, посланец должен был либо путем подкупа склонить Барбароссу к измене султану в пользу императора, либо организовать его убийство. Однако Барбаросса раскрыл заговор, и генуэзца-шпиона приговорили смерти.

 

В результате император, вынужденный принимать меры, собрал помощью Испании и Италии внушительный флот в четыреста судов под командованием Андреа Дориа вместе с отрядом императорских войск, состоявшим из испанцев, германцев и итальянцев. Летом 1535 года они высадились вблизи руин Карфагена. Прежде чем достичь собственно Туниса, они должны были захватить башни-близнецы крепости Ла-Голетты, которые охраняли «горловину потока», ведущую к городу. Войска императора осаждали крепость в течении двадцати четырех дней, неся огромные потери при бешеном сопротивлении со стороны турок. Крепость умело обороняли под руководством способного командира, корсара из Смирны (ныне г. Измир в Турции, Прим. Portalostranah.ru), еврея по национальности, с помощью артиллерии, взятой с находившихся в озерной гавани кораблей.

 

Но в конце концов крепость пала, в основном из-за проломов в стенах,появившихся в результате обстрела из орудий корабля рыцарей святого Иоанна — восьмипалубного галеона огромных размеров, который, пожалуй, был самым вооруженным боевым кораблем из всех существовавших в то время.

 

Путь к Тунису для императорских войск был таким образом открыт. Овладев озером, они пленили основную часть флота Барбароссы. Барбаросса, однако, в качестве гарантии против возможного поражения направил как резерв эскадру своих.. галер в Бон, между Тунисом и Алжир Он готовился теперь встретить сухопутную армию императора, которая продвигалась по берегу озера в страшную жару. Потерпев неудачу в попытке блокировать ее продвижение к колодцам маршруту следования, Барбаросса отошел под стены Туниса, где готовился дать сражение на следующий день во главе своей армии состоявшей из турок и берберов.

 

Но в это время в самом городе несколько тысяч плененных христиан, поддержанные перебежчиками и ведомые одним из рыцарей святого Иоанна, при приближении своих единоверцев вырвались на свободу, захватили арсенал и, вооружившись, обрушились на турок, воевать за которых отказались берберы. Император вошел в город, встретив лишь незначительное сопротивление, и после трех дней массовых убийств, грабежей и насилий, устроенных его христианскими солдатами, — деяний, столь же отвратительных, как и любое подобное в анналах варварства мусульман, — восстановил Мулай Хасана на троне в качестве своего вассала, оставив испанский гарнизон для охраны Ла-Голетты. По всему христианскому миру Карла провозгласили пали победителем, был учрежден новый орден для рыцарствующего дворянства, Тунисский крест, с девизом «Барбария»...

 

Поднаторевший в мастерстве стратегии и тактики, он (Барбаросса) немедленно отплыл из Бона с (резервными) галерами и войсками, но не в порядке отступления, не для защиты Алжира, как могли бы предположить его противники, а для того, чтобы пополнив флот, направиться к Балеарским островам и нанести ответный удар непосредственно по собственной территории императора.

 

Здесь он достиг эффекта полной внезапности. Эскадра Барбароссы под испанскими и итальянскими флагами, развевавшимися на верхушках мачт, появилась внезапно и поначалу была встречена с почестями, как если бы это была часть возвращавшейся армады победоносного императора... Она вошла в порт Маго (ныне Махон) на о. Минорка. Обратив поражение в победу, войска Барбароссы разграбили город, взяли в плен и в рабство тысячи христиан, разрушили оборонительные сооружения порта и увезли с собой в Алжир богатства и запасы испанцев. Захват Туниса — абсолютно независимо от того, что он создал внутренние политические проблемы, — мало что давал императору до тех пор, пока Барбаросса имел свободу действий на море...

 

В 1536 году Барбаросса был вновь в Стамбуле, «касаясь лицом королевского стремени» (как было сказано в хронике о выражении им беспрекословного подчинения и преданности своему господину). Султан, недавно вернувшийся после повторного захвата Багдада, приказал Хайреддину построить новый флот из двухсот кораблей для решающего похода против Италии. Активно заработав, вновь ожили верфи и арсеналы города. Это была реакция на действия Андре Дориа, задумавшего своим рейдом перекрыть пути сообщения Мессиной, во время которого он захватил десять турецких торговых судов; затем перебрался восточнее, пересек Ионическое море и нанес поражение турецкой морской эскадре у берегов острова Паксос, Делая вывод из происшедшего, Барбаросса дал султану мудрый дальновидный совет: утвердить свое морское присутствие в западной центральной частях средиземноморского бассейна, что укрепило бы его на более прочной основе и ближе к дому, в восточном бассейне...

 

В 1537 году Барбаросса со своим новым флотом отплыл и. Золотого Рога для нападения на юго-восточный берег Италии, а которым должно было последовать продвижение вверх по Адриатике. Все это планировалось как комбинированная операция, поддержанная крупной турецкой наземной армией под командованием султана, которая должна была быть переброшена морем из Албании и пройти Италию с юга на север.

 

План предполагал вторжение с севера (французского) короля Франциска I при поддержке турецких галер, присутствие которых на протяжении всей зимы в порту Марселя открыто демонстрировало франко-турецкое сотрудничество. Барбаросса высадился в Отранто и «оставил пустынным побережье Апулии, подобно бубонной чуме», настолько впечатлив Андреа Дориа размерами своей новой армады, что тот не решился вмешаться из Мессины, сухопутная кампания не осуществилась, частично потому, что Франциск с его привычной двойственностью предпочел вести с императором переговоры о перемирии.

 

В результате султан, находясь в Албании, решил перебросить войска на Венецию. Принадлежавшие венецианцам острова Ионическом море давно уже представляли собой источник напряженности между двумя державами; более того, позже, испытывая зависть в отношении коммерческих преимуществ, ныне демонстрировавшихся турками в отношении французов, венецианцы не скрывали своей враждебности в отношении турецкого судоходства. Близ Корфу они захватили корабль, везший губернатора Галлиполи, и убили находившихся на борту судна, кроме одного юноши, которому удалось бежать и, держась за доску, доплыть до берега, а затем доложить об этом насилии великому визирю. Сулейман немедленно приказал осадить Корфу. Его армия была высажена на остров по понтонному мосту, составленному из лодок от албанского берега... Однако крепость стойко держалась и с приближением зимы от осады пришлось отказаться. Переполненные чувством возмездия за это поражение, Барбаросса и его команда спустились вниз по Ионическому и поднялись в Эгейское море, безжалостно грабя и опустошая венецианские острова, которые столь долго вносили свою лепту в процветание республики. Турки взяли в рабство множество местных жителей, захватили их корабли и заставляли под угрозой новых налетов уплачивать Порте грабительскую ежегодную дань.

 

Затем Барбаросса вернулся с триумфом в Стамбул, нагруженный, согласно турецкому историку Хаджи Халифу, «одеждами, деньгами, тысячью девушек и пятнадцатью сотнями мальчиков»...

 

Теперь турецкий флот представлял для христианского мира угрозу, которая в кои-то веки объединила христианские государства, папство и императора в союзе с Венецией, чтобы дать отпор врагу...

 

Это нежелание сражаться в 1538 году было равносильно для христиан абсолютному поражению. Оно частично проистекало из проблем управления необычно большим смешанным флотом, составленных как из гребных, так и парусных судов, галер и галеонов, в чем Андреа Дориа явно не преуспел. Оно объяснялось также политическими трудностями примирения между собой командиров и интересов различных держав — особенно венецианцев, — которые всегда предпочитали атаку, и испанцев, которых прежде всего интересовало, как избежать потерь. Ибо император Карл (Карл V), интересы которого лежали в Западном Средиземноморье, мало что мог приобрести в войне в его восточных водах...

 

(Восточное Средиземноморье на протяжение жизни целого поколения превратилось в «Османское озеро»).

 

Венеция...расторгла союз с империей и при поддержке французской дипломатии заключила с турками сепаратный договор. Ничто не могло теперь помешать османской армаде перенести военные операции из восточной в западную часть Средиземноморского бассейна. Их флот триумфально прошел Сицилийским проливом вплоть до Геркулесовых столбов, осуществив жестокое нападение на Гибралтар из своего корсарского оплота в Алжире...

 

В Риме царила паника, по ночам улицы города патрулировали офицеры с факелами предотвращая бегство охваченных ужасом горожан. Турецкий флот в результате достиг берегов французской Ривьеры. Высадившись и Марселе, Барбаросса был принят юным Бурбоном, герцогом Энгиенским.

 

В качестве места для размещения военно-морского штаба турок ему выделили порт Тулон, откуда была эвакуирована часть жителей и который французы уже называли вторым Константинополем, полным «Сан-Якобеев» (иначе, санджак беев).


Порт действительно являл собой любопытное зрелище, унизительное для французских католиков: с украшенными тюрбанами мусульманами, разгуливающими по палубам, и христианами-рабами — итальянцами, германцами и иногда даже французами, — прикованными к скамьям галер. Чтобы пополнить их команды после смерти или эпидемии лихорадки, турки принялись совершать набеги на деревни французов, похищая там крестьян для службы на галерах, тогда как пленники-христиане в открытую продавались на рынке. Тем временем, словно в мусульманском городе, муэдзины свободно распевали свои призывы к молитве и их имамы цитировали Коран.

 

(Французский король) Франциск I, попросивший о поддержке со стороны турок, был крайне озабочен их действиями и нескрываемым недовольством по поводу их присутствия среди его подданных. Как всегда уклончивый, он не хотел связывать себя решительным выступлением на море вместе с союзником против императора, для которого в любим случае его военно-морские ресурсы были недостаточны. Вместо этого, к раздражению Барбароссы, жажда завоеваний которого все возрастала, он остановился на ограниченной цели — нападении на порт Ниццы, ворота Италии, который удерживался союзником императора, герцогом Савойским.

 

Хотя замок Ниццы под руководством грозного рыцаря ордена святого Иоанна выстоял, город был вскоре взят, после того как турецкая артиллерия пробила в стенах большую брешь и губернатор города официально сдался. Затем порт был разграблен и сожжен дотла, что стало нарушением условий капитуляции, в чем французы обвинили турок, а турки — французов.

 

Весной 1554 года Франциск I избавил себя от раздражающего союзника с помощью подкупа, внеся значительные платежи на содержание турецких войск и сделав дорогие подарки самому адмиралу. Ибо он вновь был готов к тому, чтобы прийти к согласию с Карлом V. Барбаросса и его флот отплыли обратно в Стамбул.

 

Это была его последняя кампания. Два года спустя Хайреддин Барбаросса умер от лихорадки в преклонном возрасте в своем дворце в Стамбуле, и весь исламский мир оплакивал его: «Начальник моря мертв!»

 

Продолжение см. на сл. странице.

Опубликовано
29
01
2012
 
Portalostranah





Также по теме

Избранное с сайта на неделю: тексты, аудио, видео:
Кришна: бог, герой, любовник. По индийским публикациям
 
Предлагаем вашему вниманию материал из архива Portalostranah.
Подробнее...
Климат Японии и природа Японии, или цикада движется к северу - очерк о японском климате, его изменениях и физической географии Японии
 
Этот материал по нескольким японским источникам дает представление о климате и физической географии Японии.
Подробнее...
Шведская традиция конца лета: Поедание раков
 
Обзор об одной из главных традиций шведского лета - «августовском поедании раков».
Подробнее...



 

География посетителей

 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.