Общение с читателями и новое на сайте:

 
- A +
Перейти

Германия


07.11.2018 18:14:50

Федеральная земля Саксония (нем. Sachsen, англ. Saxony, со столицей в Дрездене, второй крупный город Лейпциг) на карте объединенной Германии и Европы (2018 г.). Отметим, что в период ГДР область вокруг Дрездена была одним из немногих мест, куда не доходил, в силу отдаленности, эфирный сигнал западногерманского ТВ, поэтому район вокруг Дрездена называли «Долиной незнающих» (Tal der Ahnungslosen).

Федеральная земля Саксония (нем. Sachsen, англ. Saxony, со столицей в Дрездене, второй крупный город Лейпциг) на карте объединенной Германии и Европы (2018 г.).

Отметим, что в период ГДР область вокруг Дрездена была одним из немногих мест, куда не доходил, в силу отдаленности, эфирный сигнал западногерманского ТВ, поэтому район вокруг Дрездена называли «Долиной незнающих» (Tal der Ahnungslosen).

ГЕРМАНИЯ. Саксонцы и пруссаки: история нелюбви продолжается. И почему Саксония является самой радикальной по политическим взглядам населения землей Федеративной Республики Германия (2018 г.). Сравнительно недавно русская редакция иновещательной службы Федеративной Республики Германия — «Немецкая волна» (Deutsche Welle) опубликовала заметку своего корреспондента о противоречиях между саксонцами и пруссаками, отголоски которых наблюдаются и в современной Германии. А также в заметке было упомянуто, что позиции (2018 г.) ультраправой партии — «Альтернатива для Германии» (Alternative für Deutschland, AfD) в Саксонии «сильнее, чем где бы то ни было» по стране. Обо всем этом далее.

 

Отметим только прежде, что до падения в 1989 г. просоветского коммунистического режима (Германия, напомним, объединилась спустя год — в 1990-м) большую, а именно восточную часть, тогда бывшей Саксонии — Sachsen, а точнее округ Дрезден — Bezirk Leipzig (в унитарной ГДР деление на земли было ликвидировано в ходе реформы 1952 г., традиционные земли заменили т.н. округа — bezirke) называли «Долиной незнающих» (Tal der Ahnungslosen), потому, что это была одной из двух территорией ГДР (наряду с восточной частью гэдээровского округа Росток — Bezirk Rostock — в бывшей земле Мекленбург-Передняя Померания — Mecklenburg-Vorpommern), куда не доходил эфирный сигнал западногерманского телевидения.

 

Итак, в ГДР саксонцы частью жили в вышеупомянутой «Долине незнающих», т.е. в «глухой» провинции ГДР с точки зрения информационных потоков, да и самой Саксонии в ГДР, как мы говорили выше, не существовало — 23 июля 1952 г. в соответствии с также уже упоминавшейся выше реформой 1952 г. Саксония была разделена на три округа Дрезден, Лейпциг и Карл-Маркс-Штадт (в 1953–1990 гг. Карл-Маркс-Штадтом назывался Хемниц).

 

Скриншот с фрагментами цитируемой здесь заметки о Саксонии от  01/09/2018  с сайта «Немецкой волны».
Скриншот с фрагментами цитируемой здесь заметки о Саксонии от 01/09/2018 с сайта «Немецкой волны».

И далее к заметке «Немецкой волны» (от 01/09/2018, приведем несколько фрагментов):

 

«Власти тоталитарной ГДР, не поощрявшие региональную самобытность, целенаправленно разрушили существовавшую в Саксонии структуру местных союзов и объединений: традиции должна была заменить коммунистическая идеология. Одновременно ГДР была объявлена антифашистским государством, проработка истории, как это было в Западной Германии, здесь по сути дела не проводилась, о вине отцов и матерей публично не говорили.

 

«С крахом же марксизма-ленинизма на востоке Германии образовался «идеологический вакуум». Во многих регионах бывшей ГДР его частично заполнила церковь, но не в Саксонии с ее рекордно низкой для Европы долей верующего населения. Эти пустоты после воссоединения Германии стали быстро заполнять крайне правые идеологи», говорит политолог Франц Вальтер (Franz Walter), до 2017 года возглавлявший Институт изучения демократии при Геттингенском университете.

 

При этом жители Саксонии опирались на оказавшийся куда более живучим чем марксизм-ленинизм местный патриотизм. Его не смогла вытравить центральная власть ГДР, в том числе и потому, что Берлин — пусть и Восточный — в Саксонии воспринимался как олицетворение Пруссии, с которой саксонцы испокон веков враждовали. И даже воевали против нее на стороне Наполеона.

 

«Нигде Берлин не был столь нелюбим, как в Лейпциге и Дрездене. Для саксонцев ГДР была государством пруссаков, — указывает профессор социологии из Высшей школы Герлица Рай Кольморген (Raj Kollmorgen). Тот факт, что мирная революция 1989 года началась именно в саксонских городах Лейпциге и Дрездене, он считает неслучайным именно потому, что саксонцы хотели «сбросить, наконец, иго Пруссии».

 

А участвовавший в антиправительственных демонстрациях тех лет Франк Рихтер (Frank Richter), бывший глава саксонского Центра политического просвещения, напоминает, что поначалу люди выходили на улицы этих двух городов под саксонскими флагами и только позднее — под немецкими...

 

Некоторые немецкие исследователи обращают внимание на историческую специфику Саксонии, в которой государственность сформировалась еще в Средние века — раньше, чем во многих других ныне существующих федеральных землях ФРГ. За несколько столетий саксонцы выработали более сильное, чем у соседей, чувство собственного достоинства, превосходства и региональный патриотизм, отмечает политолог Франц Вальтер (Franz Walter)...

 

Рай Кольморген обращает внимание и на издавна существующий в Саксонии «коллективный синдром страха перед чужаками». Саксонцы, говорит он, на протяжении всей своей истории «боялись оказаться под чужестранным господством, лишиться части своей территории, что их захватят некие колонизаторы».

 

Саксонский журналист Марк Рёлиг (Marc Röhlig), возглавляющий отдел новостей молодежного издания Bento, считает, что и географическое положение Саксонии на границе с Польшей и Чехией способствовало появлению ксенофобских настроений. «Саксония всегда была немецкими воротами на Запад для многих из Восточной Европы, ищущих здесь работу или мигрирующих далее на запад континента»...

 

Чувство собственного превосходства, региональный ура-патриотизм и психология «осажденной крепости» в Саксонии оказались благодатной почвой для немецких крайне правых... При этом доля иностранцев (по данным на 2018 г.) в населении в Саксонии значительно ниже (4,2%) и чем в среднем по Германии (11,2%), и чем в большинстве других федеральных земель. В Берлине, например, она составляет 16,7%, в Гессене — 15,1%, Баден-Вюртемберге — 14,5%, и даже в соседней восточногерманской земле Саксония-Анхальт эта доля пусть ненамного, но выше — 4,4%. В других землях на территории бывшей ГДР она колеблется от 4 до 4,1%...

 

Впрочем, как давно заметили социологи, неприязни к чужестранцам и страха перед ними больше там, где они в диковинку и контакты с ними реже», предавала «Немецкая волна».

 

Ссылка для цитирования: www.portalostranah.ru/monitor.php?cid=13#s

  



12.08.2017 23:48:32

ГЕРМАНИЯ. Немецкий юмор и его отсутствие — проблема в немецком языке. Почему нам кажется, что у немцев нет чувства юмора, задается вопросом в своем сообщении от 04/08/2017 корреспондентка Британской вещательной корпорации Эми Макферсон (Amy McPherson) — ее сообщение перевела и Русская служба BBC от 09/08/2017. Корреспондентка отмечает, что «на самом деле комедия имеет глубокие корни в немецкой культуре, и особенно это касается политической сатиры и фарса, но тем не менее в ходе опроса 2011 года, проведенного сайтом международной соцсети знакомств Badoo.com, немцев признали наименее склонной к веселью нацией, что только укрепило сложившийся стереотип: у этого народа нет чувства юмора».

 

Перевод сообщения с вопросом: «Почему нам кажется, что у немцев нет чувства юмора?»  на сайте Русской службы Британской вещательной корпорации был снабжен не только изображением пьющих пиво немцев, но и изображением немецкой овчарки с подписью: «Держим пари, чувство юмора есть даже у немецких овчарок».
Перевод сообщения с вопросом: «Почему нам кажется, что у немцев нет чувства юмора?» на сайте Русской службы Британской вещательной корпорации был снабжен не только изображением пьющих пиво немцев, но и изображением немецкой овчарки с подписью: «Держим пари, чувство юмора есть даже у немецких овчарок».

Однако, как вытекает из сообщения, проблемы у немцев с чувством юмора имеют вполне объективную причину — особенности немецкого языка. Вот что, в частности, говорилось в рассматриваемом сообщении BBC (приводим несколько выдержек):

 

«Никола Маклелланд (Nicola McLelland), профессор германской лингвистики Ноттингемского университета (University of Nottingham) в Англии, считает, что конструирование и восприятие шуток в разных культурах зависит от того, как устроены сами языки.

 

Маклелланд объясняет, что юмор обычно использует двусмысленность, многозначность того или иного слова или такое построение предложения, которое создает дополнительный смысл. Именно это добавляет описываемой в шутке ситуации комические элементы.

 

Можно сказать, что острить по-немецки труднее, потому что грамматика этого языка предполагает точность высказывания.

 

Однако в немецком есть кое-что, чего нет, скажем, в английском: возможность соединять слова, создавая сложные существительные. Но при этом сложные существительные часто невозможно впрямую перевести на другие языки, поэтому шутки, где употребляются такие слова, просто не поймут те, кто не говорит по-немецки.

 

Вообще свойство немецкого языка точно выражать смысл приводит к тому, что даже те немцы, кто отлично говорит по-английски, часто воспринимаются британцами как выражающиеся уж чересчур конкретно.

 

Кристиан Бауман (Christian Baumann), юрист из немецкого Нюрнберга, который достаточно поездил по свету, чтобы почувствовать разницу культур, согласен: особенности языка могут играть основную роль в том, что немцев считают неспособными хорошо пошутить.

 

Во время одной из первых его поездок в США он в разговорах постоянно пытался переводить свои мысли с немецкого на английский, даже когда шутил.

 

В результате его просто не понимали. А некоторым прямолинейность его речи казалась грубостью». Конец цитаты из сообщения Британской вещательной корпорации.

 

Отметим, что выводы в сообщении британской корреспондентки совпадают с выводами, которые были сделаны в популярном «путеводителе по немецкому характеру» — «Эти странные немцы» (The Xenophobe’s Guide to the Germans) англо-немецких авторов Штефана Зайденица (Stefan Zeidenitz) и Бена Баркоу (Ben Barkow). Путеводитель вышел в Лондоне в 1993 г., есть русский перевод 1999 г. Приведем несколько цитат из раздела «Немецкий юмор» этого путеводителя:

 

«Немцы относятся к юмору чрезвычайно серьезно. Это далеко не шуточное дело. Их стиль — резкая, грубая сатира...Немцы обладают хорошим чутьем на глупость и идиотизм...

 

Немецкий юмор очень проигрывает в переводе на другие языки. Большинство немецких шуток в переводе не смешнее обычных долговых расписок. Займитесь изучением немецкого, и вскоре вы обнаружите огромный пласт юмора, пронизывающего всю немецкую действительность.

 

Юмор немцев напрямую зависит от ситуации. Всегда есть время и место для шуток и смеха. Порядок (Ordnung) предписывает, что юмор не должен скрашивать пребывание на работе... Ирония — не самая сильная сторона немцев и может легко быть воспринята как сарказм и издевательство.

 

Немецкий юмор всегда конкретен. В конце концов, вы же не идиот и не станете кидать торт с кремом купить вкусности и сладости в себя самого. Хотя немцы и не упускают случая посмеяться над другими (другими немцами, разумеется), их неуверенная самоуверенность не допускает самоиронии», указывал путеводитель.

 

Ссылка для цитирования: www.portalostranah.ru/monitor.php?cid=13#gh

 







 

Отклик в адрес нашего Портала о странах можно отправить следующими способами.

Портал о странах можно читать и на украинском языке. Подробнее здесь.